К нему не зарастет народная тропа (по лирике А. С. Пушкина)

Александр Сергеевич Пушкин занимает важнейшее место в истории русской литературы. Его со всей ответственностью можно назвать крупнейшим представителем романтизма, своеобразным родоначальником русского реализма, крупнейшим новатором в сфере литературного языка. За неполных тридцать восемь лет своей жизни Пушкин помог русской литературе сделать огромный скачок в своем развитии. Уважая достижения прошлого, Пушкин открыл новые пути выражения русской души в творчестве. Недаром время, в которое творил Пушкин, называется золотым веком нашей

литературы.
В исключительно богатом и разнообразном творчестве Пушкина стихотворения занимают большое и значительное место. Можно выделить несколько основных мотивов лирики Пушкина: любовь и дружба, вольнолюбивая лирика, тема поэта и поэзии, философская лирика.
Талантливых поэтов всегда волновал вопрос о роли поэзии для человечества. Пушкин одним из первых стал настолько глубоко осмысливать эту тему. Свои размышления о целях поэтического творчества, искусства вообще, о предназначении поэта он воплотил в особом цикле стихотворений. Пушкин создавал их на протяжении всей своей жизни, на разных этапах творческого
развития, снова и снова возвращаясь к этим важным вопросам. Каким должен быть поэт как личность и творец, чтобы воплотить в искусстве новый эстетический идеал, — вот лейтмотив этого цикла.
В него входят стихотворения: «Пророк» (1826), «Поэт» (1827), «Поэт и толпа» (1828), «Поэту» (1830), «Я памятник себе воздвиг…» (1836). Каждое из этих стихотворений имеет свои особенности, но весь цикл пронизывает общий мотив высокого назначения поэта. Это человек, враждебный низменным интересам, погоне «за минутной славой»; он всегда гоним, одинок среди враждебной среды, окружен ненавистью, подвергается преследованиям, травле, но остается твердым и непоколебимым.
Стихотворение «Пророк», написанное после казни декабристов, является основным, ключевым произведением, определяющим идейное содержание и символику всего цикла. В условиях 1826 года оно воспринималось как декларация верности гражданскому призванию поэта.
Цикл о поэте и его роли имеет и более общий морально-этический смысл: здесь поэт не только «взыскательный художник» и учитель народа. Он становится для всех примером поведения человека-гражданина, примером стойкости, мужества, непримиримости к злу, несмотря на все преследования.
Каждое стихотворение цикла, будучи связанным общей идеей высокого назначения поэта, воплощает разные грани центральной идеи. «Пророк» — поэтическая декларация о назначении поэта. В «Поэте» — развитие того же мотива о «божественном глаголе»: художник может быть «всех ничтожней» в обыденной жизни, но очищается от забот «суетного света» в священном служении своему высокому делу. В стихотворении «Поэт и толпа» — обличение «толпы», преследующей поэта за его отказ пренебречь своей свободой и независимостью. Сонет «Поэту» посвящен подвигу поэта, его мужеству перед лицом «толпы», которая «бранит» пиита, «плюет» на алтарь, где горит священный огонь поэзии. И, наконец, в стихотворении «Я памятник себе воздвиг…» можно увидеть философско-историческое обобщение развитых в предыдущих стихах мотивов, своеобразное духовное завещание потомству. Эпиграфом к стихотворению взята строчка из оды Горация «К Мельпомене» Exegi monumentum («Я воздвиг памятник»). Эта ода была переведена Ломоносовым, ей подражал Державин в своем стихотворении «Памятник». Она же легла в основу пушкинского стихотворения.
В основе произведения лежит метафора уподобления поэзии памятнику. Именно эту метафору и заимствовали у Горация Пушкин и Державин. Подводя итог своему творчеству, поэт говорит о том, что его «памятник нерукотворный», его поэзия останется и после смерти поэта: » к нему не зарастет народная толпа». Творец останется жить в своих творениях:
Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.
События 1825 года стали для мыслящих людей его поколения тем рубежом, который разделил историю России на «до» и «после», трагически завершил период либеральных надежд, ознаменовавших все царствование Александра 1. Поэтому вольнолюбивая лирика Пушкина берет истоки в тех событиях, которые волновали русское общество начала XIX века.
Тринадцатилетний лицеист стал свидетелем победы русского оружия над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года, испытал чувство гордости за свой народ, отстоявший свободу своей Отчизны. А после всеобщего ликования вчерашние герои-патриоты были возвращены в прежнее рабское состояние. Это заставило гуманных, просвещенных дворян искать пути освобождения русского народа. Так родились революционные идеи декабристов, которые разделял талантливый поэт Пушкин и которые нашли отражение в его вольнолюбивой поэзии.
В оде «Вольность» проглядывают мотивы радищевской «Вольности»: та же непримиримость с силами зла, желание бороться до конца. Поэт бесстрашно бросает вызов сильным мира сего, он азартен до безрассудства:
Увы! куда ни брошу взор —
Везде бичи, везде железы,
Законов гибельный позор,
Неволи немощные слезы…
Но сам автор не верит, что тираны «склонятся» к справедливости. Он убежден, что страной должен править просвещенный монарх, то есть человек, который понимает, какую ответственность он несет за каждый свой поступок, какая великая миссия на него возложена.
Основным условием счастливой жизни народа, по мнению Пушкина, является «с вольностью святой законов мощных сочетанье». Поэт глубоко убежден в том, что ни тюрьмы, ни алтари не оградят тирана от мести народа. В этом убеждают суровые примеры истории, о которых вспоминает Пушкин в оде. Это казнь французского короля Людовика XVI, который расплачивается за бесчисленные преступления династии Бурбонов. Это смерть от рук придворных жестокого римского императора Калигулы, которая очень напоминает о другом убийстве — русского царя Павла I.
Глубокое философское осмысление свободы дано в стихотворении 1828 года «Анчар». В первой же строфе «Анчара» возникает образ «часового». Часовой стоит на границе, охраняет один мир от другого, особого мира, мира Анчара. Это мир абстрактного зла, ибо яд Анчара изливается вовсе не из мести, а от его переизбытка: «Яд каплет сквозь его кору».
К нему и птица не летит,
И тигр нейдет…
Тигр — воплощение жестокости; но это жестокость оправданная, понятная: он разрывает жертву и поедает ее, но он убивает оттого, что голоден. Зло Анчара — именно абстрактное зло, страшное своею беспричинностью. По сути, привычному человеческому миру противостоит антимир.
Важно отметить, что в стихотворении «Анчар» Пушкин обвиняет не только бесчеловечного «владыку», пославшего своего слугу к смертельному Анчару, но и безропотного раба. Он считает, что каждый человек должен бороться за свою свободу. Только тогда власть прекратит притеснять более слабых.
Творчество Пушкина отличается глубокой философичностью. Философская лирика Пушкина проникнута беспокойством, сомнением, которое достигает иногда трагических высот. Ни в коем случае нельзя однобоко оценивать жизнелюбие поэта. Его оптимизм родился из преодоления страданий и сомнений, разочарований и безнадежности. Именно в философской лирике обнаруживается тенденция к такому духовному синтезу, который бы допускал полярные жизнеотношения. Здесь прослеживается движение поэта к восприятию мира как подвижно-противоречивого, всеобъемлющего мира, исключающего возможность однозначных оценок.
«…Вновь я посетил…» — стихотворение, которое было написано в 1835 году уже зрелым поэтом и гражданином. Остановить поток времени и жизни, повернуть его вспять не под силу никому. Глубокое понимание той быстротечности и неумолимости движения времени легло в основу произведения.
Общее настроение стихотворения можно охарактеризовать, как светлую грусть.»…Вновь я посетил» представляет собой воспоминания лирического героя, поэта, вернувшегося через десять лет в Михайловское. По жанру стихотворение представляет собой элегию. Пушкин использует здесь разностопный ямб. Отличительной особенностью этого стихотворения является то, что в нем рифмы как таковой нет, как нет и разделения на строфы, а есть только разделение частей, укороченные и прерванные строки. Кроме того, рифма преимущественно женская. Самое важное слово выносится в конец строчки. Подобная строфика и ритмика помогает, с одной стороны, создать эффект разговорной речи-размышления, а, с другой стороны, возникает ощущение, что каждую минуту монолог может прерваться. То есть, таким образом вводится тема непредсказуемости жизни, а многоточия графически помогают созданию такого ощущения:
…Вновь я посетил
Тот уголок земли, где я провел
Изгнанником два года незаметных…
Вот холм лесистый, над которым часто
Я сиживал недвижим — и глядел
На озеро, воспоминая с грустью
Иные берега, иные волны…
Важно отметить, что любовная лирика Пушкина отличается своеобразной философской мудростью. Поэт невероятно трепетно относился к женщинам, временами даже обожествляя любимый образ. Любовь по Пушкину — это естественное состояние души человека. Это чувство, приносящее радость, даже если оно не взаимно. Без любви нет настоящей жизни, а есть лишь пустое существование. В хрестоматийном стихотворении «К* * *» Пушкин называет возлюбленную «гением чистой красоты», «мимолетным видением», дарящим жизни «И божество, и вдохновенье, и слезы, и любовь».
Творчество Пушкина открыло новую веху в истории русской литературы. Он ввел в поэзию новые темы, новый язык, прозу обогатил несвойственными для того времени персонажами. Лирика Пушкина — явление удивительное. Мудрость этого великого человека бессмертна, гуманизм его творчества будет воспитывать еще не одно поколение людей. Воистину, прав был поэт, когда говорил:
Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.



spacer
К нему не зарастет народная тропа (по лирике А. С. Пушкина)