Нравственные идеалы А. С. Пушкина

Сто пятьдесят семь лет прошло со дня трагической гибели Александра Сергеевича Пушкина. Но разве существует в мире такая сила, которая способна уничтожить жизнелюбивое, возвышающее человека слово! Здесь зло бессильно, и даже время не властно. Иной стала родная страна поэта, новые люди со своими радостями и печалями живут на ее просторах, родились новые поэты. Но имя Пушкина не только не потеряло своего обаяния, а стало ближе и роднее каждому человеку.
Ибо в личности и произведениях А. С. Пушкина с исключительной глубиной, яркостью и красотой

воплотились черты русского народа: исконная любовь к родной земле, непреодолимое стремление к воле, высокий гуманизм, благородство, светлый ум и стойкость характера, вера в лучшую жизнь всех людей.
Мудрость и пленительность произведений Пушкина, духовное богатство его личности — незаменимая школа нравственности для людей всех возрастов. Детство и юность, зрелость и старость находят в его жизненном и творческом опыте немало драгоценного. Читая стихи Пушкина, мы как бы припадаем к неиссякаемому источнику возвышенного, гуманного, изящного.
А. С. Пушкин ценил дружбу и умел любить достойных, близких по духу людей
беззаветно. Он мог весело и беззаботно подтрунивать над товарищами в часы досуга и плакать от радости, обнимая друга-декабриста, осужденного на каторгу. Он был верен прочной, неподдельной дружбе и посвятил ей немало взволнованных строк:
Опять я вам, о юные друзья!
Туманные сокрылись дни разлуки,
И брату вновь простерлись ваши руки,
Ваш резвый круг увидел снова я.
Много стихов А. С. Пушкин посвятил лицейским друзьям. Эти обращения и послания проникнуты глубокой искренностью и доброжелательностью:
Узнай любовь, неведомую мне;
Любовь надежд, восторгов, упоенья:
И дни твои полетом сновиденья
Да пролетят в счастливой тишине.
В этом стихотворении Пушкин также доказывает свою верность и преданность лицейским друзьям:
Прости! Где б ни был я: в огне ли смертной битвы,
При мирных ли брегах родимого ручья,
Святому братству верен я.
Чувство дружбы, вынесенное из лицея, одушевляло поэта всю жизнь. И, конечно, навсегда останутся в памяти строки, обращенные к друзьям-лицеистам, которые стали гимном благородному чувству дружбы:
Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен…
Нельзя не согласиться с Пушкиным, что дружба, как и любовь, необходима человеку. Как горяч и искренен поэт в дружеских посланиях, как свято для него понятие «дружества»! Пушкин печален и одинок, когда рядом с ним нет верного друга:
Печален я: со мною друга нет,
С кем долгую запел бы я разлуку,
Кому бы мог пожать от сердца руку
И пожелать веселых много лет.
В послании «К Чаадаеву» (1821) мы вновь видим Пушкина, верного, преданного, страдающего от разлуки:
Лазурь чужих небес, полдневные края;
Ни музы, ни труды, ни радости досуга,
Ничто не заменит единственного друга.
Любовью и благодарностью проникнуты строки этого стихотворения, посвященного другу — «ценителю душевных сил», человеку, который «в минуту гибели над бездной потаенной поддержал недремлющей рукой», который «другу заменил надежду и покой», «душу оживлял советом иль укором».
Но свои стихи А. С. Пушкин посвящал не только друзьям-лицеистам, но и дорогим ему людям. Мы вспоминаем дружеское послание, согретое удивительным душевным теплом и посвященное няне поэта, Арине Родионовне. С какой-то необыкновенной лаской и заботой пишет он строки:
Подруга дней моих суровых,
Голубка дряхлая моя,
Одна в глуши лесов сосновых
Давно, давно ты ждешь меня.
А пушкинские стихи о любви! Их по праву называют шедеврами мировой лирической поэзии. Он пишет о женщине возвышенно, трепетно и благородно. Восторженные признания, шутливые уверения, страсть и ревность, нежность и досада, какое-то особенное благородство чувства, самозабвение и самоотверженность пронизывают стихи, обращенные к женщинам, которых любил, которыми восхищался поэт:
Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.
Лирика Пушкина — зеркало его души. Каждое стихотворение является частичкой его жизни. Горячий, впечатлительный, быстро воспламеняющийся Пушкин увлекался многими. В одних влюблялся легко и на короткие мгновенья, других любил
С таким тяжелым напряженьем,
С такою нежною, томительной тоской,
С таким безумством и мученьем.
Менялись подруги, возлюбленные, адресаты его лирических признаний, но неизменными оставались великое служение Любви и Красоте, нежность и преданность тем, кто пробудил в душе поэта высокое чувство, благодарность Женщине — источнику творческого вдохновения:
Довольно! в гордости моей
Я мыслить буду с умиленьем:
Я славой был обязан ей —
А может быть, и вдохновеньем.
В лирике Пушкина возникает поэтически обобщенный образ Любви, который постоянно сопутствует вдохновению:
И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.
Уже в зрелые годы, осмысливая пройденный путь и пытаясь заглянуть в будущее, Пушкин назовет любовь в числе величайших жизненных ценностей наряду с трудом и творчеством.
Любовь для Пушкина — святое чувство. Для него «дорого любви мученье», он даже готов умереть ради любви, но умереть любя. Об этом он пишет в стихотворении «Пробуждение» (1816).
Читая стихи Пушкина, мы ощущаем искренность и благородство поэта. Красота для него — «святыня». Поэт беззащитен перед красотой, его сердце на нее отзывается восторгом. Но восторг перед красотой не делает поэта ветреным, легкомысленным поклонником каждой красавицы. Его чувство к любимой глубоко и неизменно, даже если судьба разлучила его с ней («Талисман»).
«Есть всегда что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина», — писал В. Г. Белинский. Он считал, что «никто из русских поэтов не стяжал себе такого неоспоримого права быть воспитателем и юных, и возмужалых, и даже старых… читателей, как Пушкин, потому что мы не знаем на Руси более нравственного, при великости таланта, поэта, как Пушкин».



spacer
Нравственные идеалы А. С. Пушкина