Кавказ в лирике А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова

Многих русских писателей манил Кавказ, таинственный край, «где люди вольны, как орлы». Кавказ называли «Теплой Сибирью»; туда в действующую армию ссылали неугодных. На Кавказ ехали и молодые люди в жажде побывать в «настоящем деле», туда стремились и как в экзотическую страну чудес. С 1817 Россия вела борьбу с разрозненными горскими племенами, объединившиеся в борьбе за свободу под знаменами Шамиля. Участвовали в этой войне и иные офицеры М. Лермонтов и Л. Толстой, но не войну воспели они в своих кавказских творениях, а прекрасную,

суровую, дикую красоту гор, колоритную жизнь горцев, чарующую красоту горянок, легенды и сказания аулов.
В свое время Белинский отмечал, что Кавказ сделался для русских «заветной страной воли и неисчерпаемой поэзии» с легкой руки А. С. Пушкина. В его стихотворении «Обвал» с необычайной силой и поэтичностью изображена могучая и дикая природа:
Дробясь о мрачные скалы,
Шумят и пенятся валы,
И надо мной кричат орлы,
И ропщет бор,
И блещут средь волнистой мглы
Вершины гор.
Своему другу Н. Раевскому Пушкин посвятил поэму «Кавказский пленник». Восторгаясь красотой Кавказа, он писал: «Забуду
ли его кремнистые вершины, Гремучие ключи, увядшие равнины…». В этой романтической поэме противопоставлены разочарованное «дитя цивилизации» — русский, «европеец» и…, дитя природы, «дева гор», живущая естественной жизнью, воплощение любви и самопожертвования. Поэма Пушкина открывает тему трагического противостояния России и Кавказа, тему, которая, видимо, никогда не будет исчерпана.
Мотив любви к Кавказу проходит и через все творчество М. Ю. Лермонтова, которого в свое время поразила поэма «Кавказский пленник». Неудивительно, что некоторые черты (гордое одиночество, таинственность, пылкая страсть) объединяют героев пушкинской поэмы и героев Лермонтова:
И хладен блеск его очей… …Чувства, страсти, В очах навеки догорев, Таятся, как в пещере лев, Глубоко в сердце…
Кавказ для Лермонтова связан с воспоминаниями его детства, романтическим мироощущением, тоской по необычному, потребностью в величественном. С юношеских лет он грезил Кавказом, бывая там, он слушал рассказы про страну, записывал народные песни. Поэма «Беглец», например, выросла из черкесской народной песни. Поэму эту следовало бы читать всем, кто в разные годы принимал решения об усмирении непокорных горских народов. Нет для черкеса большего позора, чем трусость на поле боя и неумение отомстить. С презрением отвернулся от беглеца и умирающий друг, и возлюбленная, и даже мать. И когда на утро «удар кинжала пресек несчастного позор», мать его лишь «хладно отвернула взор».
Лермонтов славит Кавказ и устами своего героя Мцыри, предпочитающего жизни в неволе три дня жизни на свободе.
Сияньем голубого дня
Упьюся я в последний раз.
Оттуда виден и Кавказ!
Быть может, он с своих высот
Привет прощальный мне пришлет…
Блуждавший в пустыне мира печальный Демон находит край, достойный его судьбы и страсти:
Прекрасен ты, суровый край свободы!
И вы, престолы вечные природы.
Наконец, сам поэт в стихотворении «Кавказ» восклицает:
Как сладкую песню отчизны моей
Люблю я Кавказ!
Как бы предвидя современную трагедию русско-кавказских отношений, А. С. Пушкин писал:
Кавказа гордые сыны,
Сражались, гибли вы ужасно,
Но не спасла вас наша кровь…
А Лермонтов, как бы в продолжение этой жизни, философски замечает:
И с грустью тайной и сердечной
Я думал: » Жалкий человек…
Чего он хочет?… Небо ясно.
Под небом много места всем;
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?
(«Валерик»)



spacer
Кавказ в лирике А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова