Достойна ли Софья Чацкого?

Комедия «Горе от ума» Грибоедова, несомненно, является произведением большого социального звучания. В ней отразилось мятежное время, когда по всей России распространялись вольнолюбивые идеи. В центре пьесы — Александр Андреевич Чацкий, воплотивший в себе лучшие черты прогрессивной дворянской молодежи начала века. Этот герой объединяет две сюжетные линии комедии. Одна содержит конфликтное столкновение «века минувшего» и «века нынешнего» и предлагает противостояние Чацкого Фамусову. Другая сюжетная линия — Чацкий — Софья — раскрывает личную драму главного героя.
Софья, стоящая между Фамусовским обществом и Чацким, сыграла большую роль в создании «мильона терзаний» героя, хотя и сама пережила свое «горе от ума». «Софья начертана неясно….» — заметил Пушкин. Действительно, в ее поведении и настроениях ощущается противоречие между трезвым умом и сентиментальными переживаниями. Прекрасное понимание характеров отца и Скалозуба сочетается у нее с полной слепотой в отношении Молчалина. Софья гораздо выше своих сверстниц, столь ядовито изображенных Грибоедовым в лице шестерых княжон Тугоуховских, для которых важна не любовь, а богатый «муж-мальчик», «муж-слуга». Софья живет только любовью. Невысокое и зависимое положение Молчалина как будто даже усиливает ее влечение к нему. Ее чувство серьезно, оно дает ей смелость не боятся мнения «света».
Нельзя согласиться с тем, что слова Фамусова о московских девицах: «Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой», — имеют прямое отношение и к его дочке. Она всегда искренна. «Что мне молва? Кто хочет, так и судит», — говорит она. Софья не чужда духовных интересов, не увлекается светской суетой. Чтение ею книг Фамусов называет «прихотью «. Действительно, тогда это было новостью для дворянской девушки. Софья в ужасе от того, сто отец прочит ей в женихи Скалозуба, который «слова умного не выговорит сразу». Не любит она и пустое умничанье, острословие и злоязычие. Однако ей чужда и неприятна беспощадно логичная, острая мысль Чацкого. Софья не доросла до нее, она слишком полна «чувствительности». Она воспиталась в век Карамзина и Жуковского. Ее идеал — робкий, мечтательный юноша, образ которого рисовала сентиментально-романтическая литература конца XVIII начала XIX веков. Именно таким представляется Софье Молчалин.
Ее неожиданную любовь к секретарю отца невозможно понять, если не вдуматься во все то, что произошло у нее с Чацким. Он увлек ее, но внезапно, в припадке онегинской хандры, когда ему все на свет надоело, в том числе и она, уехал за границу и не написал ей за три года ни слова. Софья, слушая влюбленного Чацкого, думает, что он может только «прикинуться влюбленным», что о себе «задумал он высоко». Она с иронией восклицает : «Охота странствовать напала на него… Ах! Если любит кто кого, зачем ума искать и ездить так далеко?»
Я думаю, что никак нельзя осуждать Софью за ее любовь к Молчалину. Любовь К Молчалину — ее здравый портрет, ее горькая реакция на любовь к Чацкому, от которой у нее осталось чувство разочарования, обиды, оскорбления. Пусть Молчалин не так ярок, как Чацкий, но на чувства Молчалина можно положиться.
Может быть, Молчалин и не хотел, чтобы Софья его полюбила. Всем угождающим Молчалин был робко почтителен с ней, как » с собакой дворника, чтоб ласкова была». Он хотел добиться симпатии дочки начальника. Он настолько старался добиться ее расположения, что она приняла эту угодливость за глубокую, трепетную любовь, которую она встречала в сентиментальных французских романах, так ненавистных отцу.
Софья увидела в трусливой робости Молчалина благородную, целомудренную робость возвышенной души. И не безнравственность заставляла ее проводить ночи с Молчалиным, запершись. А многие критики упрекали ее в этом. Именно уверенность в чистоте помыслов Молчалина в отношении к ней, презрение к «молве» и, конечно, влюбленность руководят Софьей.
Не разглядев Молчалина, она не сумела оценить Чацкого, не увидела, как умненькая горничная Лиза, что Чацкий не только «весел и остер», но и «чувствителен», то есть не только умен, но и нежен.
Мне кажется, что, когда Софья и Чацкий росли вместе, он, несомненно, оказывал на нее влияние. Именно это научило Софью не отворачиваться от бедных, не презирать их, несмотря на философию отца — «Кто беден, тот тебе не пара». Три года разлуки с Чацким не могли не изменить Софью, не нанести отпечаток «фальшивой, жеманной среды московского света».
Вольнолюбивые мысли, язвительные, колкие насмешки Чацкого в адрес людей ее круга, особенно Молчалина, теперь раздражают Софью. «Не человек, змея!» — отзывается она о нем. А Чацкий испытывает к Софье искреннюю, горячую любовь. Он объясняется ей в любви при первом появлении. В Чацком нет никакой скрытности, никакой фальши. О силе и характере его чувства можно судить по словам о Молчалине, обращенным к Софье:
Но есть ли в нем та страсть? то чувство? Пылкость та?
Чтоб, кроме вас, ему мир целый
Казался прах и суета?
Тяжело переживает Чацкий разочарование в любимой девушке. В запальчивости он упрекает ее даже в том, в чем она перед ним не виновата:
Зачем меня надеждой завлекли?
Зачем мне прямо не сказали,
Что все прошедшее вы обратили в смех?
Гончаров по этому поводу отмечает, что Чацкий разыграл сцену ревности, не имея на то никакого права. Это говорит не только о слепоте влюбленной Софьи, но и слепоте влюбленного Чацкого. Традиционный любовный треугольник «сломан». Оскорблены в своих чувствах и Софья, и Молчалин. И оба стараются вести достойно. Как ни тяжело было Софье, но она нашла в себе мужество и достоинство не разрыдаться, не выказать ничем свою слабость. Она непримирима к Молчалину, ползающему у ее ног. В каждом слове ее чувствуется гордый характер, достойный Чацкого. Она требует от Молчалина немедленно покинуть их дом, и чтоб » я с этих пор вас будто не знавала».
На мой взгляд, Софья, безусловно, достойна любви Чацкого. Она умна и смела не менее Чацкого, потому что сумела перенести последствия своей ошибки.
В статье «Мильон терзаний» Гончаров отметил, что у Софьи «задатки недюжинной натуры». Ведь недаром любил ее Чацкий. Она достойна сочувствия, когда звучит приговор отца «В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов».
Показывая любовный «поединок » героев, Грибоедов обнаруживает личность не только в одном Чацком, но также и в Софье. И это тоже подтверждает то, что Софья — достойный объект любви. Но, к сожалению, их любовь не состоялась. Оба терпят беду, и трудно сказать, кто «ударился» тяжелый, больней. С легкой руки Софьи Чацкого объявили безумцем. Он изгнан и из сердца девушки, и из общества.
Таким образом, личная драма осложняет его общественную драму, ожесточая, Чацкого все более против дворянской Москвы.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

spacer
Достойна ли Софья Чацкого?