«Ахматова принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа 19 века» (О. Э. Мандельштам)

Анна Андреевна Ахматова известна и любима, прежде всего, как лирический поэт, равный среди равных в ряду блистательных талантов Серебряного века. В большей и лучшей части своего творчества Ахматова шла от жизни и к жизни, к ее истинной сути.
Творчество поэтессы неоднородно. Особое место в ее лирике занимает тема любви. Любовь Ахматовой необыкновенна, сколько в ней чувства и красоты! Сколько в ней пережитого, откровенного и чистого!
Лирику Ахматовой отличает особый взгляд на, казалось бы, обычные вещи. Мелкие, незначительные детали в ее

стихах приобретают новый смысл:
Тот же голос, тот же взгляд,
Те же волосы льняные
Все, как год тому назад
Сквозь стекло лучи дневные
Известь белых стен пестрят…
(«Два стихотворения»)
Это стихотворение было написано в 1909 году. Любовь — это всегда откровение, размышление, крик души, без тени пафоса и показных эмоций. Чувства лирической героини понятны каждой женщине. Чаще всего показывается в любовной поэзии сильный и сдержанный внешне человек, его эмоции скрыты за размышлениями и яркими деталями. Пейзаж также передает внутреннее состояние поэтессы:
И стройных жниц короткие подолы,
Как
флаги в праздник, по ветру летят —
Теперь бы звон бубенчиков веселых,
Сквозь пыльные ресницы долгий взгляд.
Стихотворение «Я слышу иволги всегда печальный голос…» — воспоминание об утраченном счастье. А тончайшее восприятие природы неотделимо от печали и сосредоточенности одиночества. Пейзаж стихотворения психологичен. Он помогает читателю увидеть и почувствовать счастье лирической героини, которое прошло, но осталось в памяти:
Не ласки жду я, не любовной лести
В предчувствии неотвратимой тьмы,
Но приходи взглянуть на рай, где вместе
Блаженны и невинны были мы.
Любовная лирика Анны Ахматовой подобна русскому роману 19 века, ибо в ней сосредоточены чувство стыдливости, гордости, желания, силы внутреннего мира, которые невозможно представить без каких-то пейзажных зарисовок.
7 декабря 1921 года, несколько месяцев спустя после расстрела Гумилева большевиками, якобы за участие в контрреволюционном заговоре, Ахматова пишет от его имени стихотворение без названия, которое поражает глубиной тоски по погибшему мужу:
Я с тобой, мой ангел не лукавил,
Как же вышло, что тебя оставил
За себя заложницей в неволе
Всей земной непоправимой боли.
Для того чтобы проникнуться чувствами, испытываемыми лирической героиней, совсем необязательно знать все, что было в ее жизни. Часто Ахматова описывала лишь небольшой фрагмент происходящего, а читатель должен сам додумать сюжет, становясь невольным свидетелем чьего-либо разговора. В других стихах показывается лирический герой, который изливает свою душу:
Она слова с трудом говорила:
«Это все… Ах, нет, я забыла»,
Я люблю вас, я вас любила
Еще тогда! —
Да!
(«Хочешь знать, как все это было?»)
Ахматова отразила в своем творчестве образы различных женщин: это и жена, и любовница, и вдова, и мать.
Часто в стихотворениях любовь Ахматовой — это страдание:
То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя…
Но верно и тайно ведет
От счастья и от покоя
Таким образом, можно говорить о том, что любовь — это не только блаженство, но и страдание, и отсутствие покоя. Психологизм — основная составляющая лирики Ахматовой. Все творчество поэтессы — это огромный лирический роман, состоящий из многих историй любви. Обычно ее стихи — начало драмы или его кульминация.
Ахматова обладала удивительным стремлением познать внутренний мир человека. Психологическая убедительность ее произведений достигается, на мой взгляд, за счет деталей:
Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов
И стертые карты Америки.
Стихотворения Ахматовой чаще всего бессюжетны, они основаны на переживаниях и чувствах. На мой взгляд, лирика поэтессы напоминает немое кино, где огромную роль играют ближний и задний планы и детали, которые создают определенную картину.



spacer
«Ахматова принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа 19 века» (О. Э. Мандельштам)