Мотивы и образы лирики одного из поэтов серебряного века (О. Э. Мандельштам)

Усложненность ранней поэзии Мандельштама вызвала странные сочетания ломающейся психологии молодого человека и точной, честной, глубокой оценки этой «ломкости». Поэт сумел избежать столь характерных для юности крайностей — либо самоочернения и самоиздевательств, либо самовозвеличивания и идеализации. У Мандельштама в первых же его стихотворениях лирический герой поразительно объективно рассуждает о своей готовности к этим крайностям, и тем перерастает юношеский максимализм.
Войдя в поэзию в столь смутное время, Мандельштам

примкнул к акмеистам, оказался в одном «строю» с Ахматовой и Гумилевым. В произведениях поэта ярко начинают звучать, в период увлечения философией П. Я. Чаадаева, католические мотивы, которые оттеняют два не менее важных мотива — «русский» и «еврейский».
Уже в стихотворениях 1915 года он смешивает Рим и Элладу, собственно католические и греко-православные мотивы в своей особой технике. Главным итогом этого периода стал сборник «Камень».
Для раннего творчества Мандельштама характерно стремление к классической ясности и гармоничности. Его стихи отмечаются простотой, легкостью, прозрачностью, что
достигается использованием поэтических тропов, простых рифм («Звук осторожный и глухой…», «Только детские книги читать…», «На бледно-голубой эмали», «Как кони медленно ступают…»). Ранним стихотворениям Мандельштама свойственна любовь к точным и кратким характеристикам, законченность, которая подчеркивается афористичностью заключительных строк («Сегодня дурной день…», «Отчего душа так невезуча…», «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…»).
В своем творчестве поэт опирается на богатые традиции мировой культуры, включает в свои произведения идеи и образы художников разных эпох и разных народов, реалии многовековой истории и истинного искусства. Все это было общей чертой поэзии серебряного века. Но Мандельштам в подходе к культурно-историческому наследию отличается от многих современников. Он не похож на художников «Мира искусства» (А. Бенуа, И. Сомова), которые пытались противопоставить «серой действительности» стилизованные, декоративные, изысканные картины прошлого. Мандельштам также чужд Гумилевскому экзотизму и излишнему романтизму.
В произведениях художника слова оживают создатели великих произведений мирового искусства и созданные ими герои: Гете, «свищущий на вьющейся тропе», и Гамлет, «мысливший пугливыми шагами», и «светотени мученик Рембрандт», и Федра, и ахейцы, и Державин. Эти образы в стихотворениях поэта не воскрешают прошлое, они — органическая часть современной ему жизни, существуют в его душе и поэтому становятся живыми, близкими для читателя.
Образы Мандельштама выражают преемственность духовной жизни человечества. Они могут вбирать в себя разные эпохи, разные цивилизации, концентрировать, прессовать их, они накладываются, выкатываются в современность.
Разрыв с культурой прошлого, ослабление связей с мировой культурой — тревожное, опасное явление советской жизни после революции. Мандельштам предчувствует, предугадывает трагические последствия попрания гуманистических традиций европейской культуры. Восстановить связь времен, возродить отброшенные общечеловеческие традиции призвано искусство. В стихотворении «Век» он писал:
Узловатых дней колена
Нужно флейтою связать.
И этот долг художника — он
… Своею кровью склеит
Двух столетий позвонки.
Поэзия Мандельштама, который писал свои стихи «на разрыв аорты», восстанавливала и продолжала нашу связь с духовной жизнью человечества. В этом стихотворении говорится о разбитом позвоночнике века, о разрыве в историческом течении времени, о сломе существовавшего порядка вещей. Слово «флейта» вызывает ассоциацию с Гамлетом. Пафос стихотворения утверждает мысль о том, что связь времен можно восстановить только правдой о пережитой и переживаемой эпохах.
Кроме того, особо важное значение в творчестве Мандельштама имеет петербургская тема («Петербургские строфы», «Адмиралтейство», «Дворцовая площадь», «Летние стансы»). Мастерский, узнаваемый, прихотливый, точный не сходством черт и пропорций, а внутренней энергией видения-прозрения, чувствования, проникания, Петербург этого поэта — страница, без которой уж немыслима поэзия, без которой сам город становится обездоленнее и бедней.
Поэтический образ Мандельштама многозначен, многослоен, нацелен на разные ассоциации, его поэзия самобытная, новаторская, открывшая новые возможности языка. Его открытия обогатили русскую поэзию, служат ей сегодня, отзовутся в ней в будущем.



spacer
Мотивы и образы лирики одного из поэтов серебряного века (О. Э. Мандельштам)