Тема родной природы в поэзии А. Твардовского

Тема родной природы — одна из основных в лирике А. Твардовского. Она неотделима от темы родины, памяти, ответственности. Любовь к своему краю невозможна без понимания родной природы, любви к российским просторам. При этом важно не только понимать ее, но и чувствовать. Сам поэт родился на Урале, с детства он проникался ощущением свободолюбия, близости к природе. Это положило основу его гуманистическим взглядам на отношения окружающей действительности и человека. Твардовский рано осознал, что каждый из нас является частью огромного мира, во

многом зависит от него. Позже он застал время больших перемен, активного освоения природы человеком. Тогда человек впервые ощутил, что он является хозяином всего живого. Ему казалось, что одним усилием воли он может повернуть реки вспять, воплощать в реальность самые грандиозные проекты. Но на волне перемен нельзя было забывать о бережном отношении к природе. Твардовский прекрасно понимал, что рано или поздно она покорится человеку. При этом он тонко чувствовал настроение природы, ее характер. Особенно их роднило ощущение свободолюбия, широты:
Широко разлился Днепр.
Ни конца, ни края нет.
Затопил берега,
Наливные
луга. «Разлив Днепра»
В программном стихотворении «Лес осенью» (1933) поэт проявляет себя чутким знатоком мельчайших деталей природы. Ни одна подробность не потеряна. Все вместе они создают гармоничное единство. Читая это небольшое стихотворение, поражаешься его простоте и задушевности:
Стала ель в лесу заметней —
Бережет густую тень.
Подосиновик последний
Сдвинул шляпу набекрень.
В поэме «Страна Муравия» есть глава, посвященная дороге. Она идет далеко за горизонт, через леса и степи. На ней можно встретить не тронутые человеком уголки и, в то же время, огромные рудники, заводы, шахты. Эта дорога приводит лирического героя к воспоминаниям о своем детстве. Он видит «далекий хутор», свободного ястреба, деда Гордея. Дорога здесь символизирует жизненный путь лирического героя, огромную страну накануне перемен. Она устремлена в будущее. В этой связи особое значение получает образ молодых подсадков, «весенних деревцев» как воплощение самых радужных надежд автора. А. Твардовский владеет мастерством удивительно точно передавать состояние природы в переходные моменты. В стихотворении «Перед дождем» (1937) он описывает степь перед грозой, «истомленную землю», «грозную, темную, большую тучу», «добрый гром». Вся картина дождя дана в динамике, непрерывных изменениях. К концу стихотворения буря стихает, природа успокаивается. Дружный хор растений и животных ярко представлен в ранних стихотворениях поэта. Природу он воспринимает как заботливую мать. Все описания проникнуты теплом и светом, радостью, весельем. Она вторит настроению лирического героя:
Над полями дым стоит весенний,
Я иду, живущий, полный сил. «Усадьба» (1933).
А. Твардовский считает, что люди могли бы многому научиться у природы. Об этом говорит стихотворение «Разговор с Падуном». В сравнении с этой стихией деяния людей кажутся ничтожными. Симпатии автора принадлежат тайге. Описания природы во время и после войны наполнены другими красками. Используя прием антитезы, поэт создает трагические картины разрушений и смертей. В природе царит мир и гармония. Она чужда кровопролитным человеческим войнам. В поэме «Василий Теркин» автор использует необычные сравнения, чтобы резче подчеркнуть бессмысленность и горечь войны. Например, полет майского жука сопоставлен с ревом военных самолетов. В стихотворении «…И цветут — и это страшно…»(1942) перед нами возникает картина белоснежных весенних садов. Но нежность и красота пейзажа не радует лирического героя. Эти сады выросли на военных «пожарищах». От великолепного сада остались только «мертвые ельники», пни и «дыра» как следствие разорвавшейся бомбы. Но жизнь не стоит на месте. Рядом с опустошенной землей выросли новые «розоватые» сады, словно «выложили ватой раны черные земли». В другом военном стихотворении «Отцов и прадедов примета» (1942) наливное поле ржи, густые хлеба, обилие ягод и грибов не принесет пользу человеку. Лету не «дали войти в полный цвет». Стихотворение обрывается на трагической ноте — «гром грянул — началась война». Но эта катастрофа не властна над жизнью. Наступила первая послевоенная весна:
В цветенье голых верб, орешин
И ольх над полой ширью рек
Вновь постигаешь, как поспешен
Крутой поры кипучий бег. «Как только снег начнут буравить» (1949).
В послевоенные годы А. Твардовский описывает освоение новых далеких земель Сибири и Дальнего Востока, их суровую, девственную природу. Поэт верит в мужество людей, в их победу над тяжелыми условиями жизни. Тема активного освоения природы проходит через поэму «За далью даль». В главе, посвященной Сибири, лирический герой превращается из простого наблюдателя в непосредственного участника событий. Он видит строительство плотины на Ангаре. При этом А. Твардовский воспевает мужество строителей, в реалистических красках описывает их нелегкий труд. Сама река — настоящая стихия. Поэт создает ее живой, одушевленной. Она кипит, сопротивляется вторжению человека. В этих описаниях она напоминает зверя. Но лирический герой не сомневается в победе людей. Буйный нрав реки будет подавлен. Это закономерный процесс. Последние стихотворения Н. Заболоцкого о природе окрашены светлой грустью. За творениями природы он видит недолговечность жизни. В стихотворениях «Все сроки кратки в этом мире» (1965), «На дне моей жизни, на самом донышке» (1967) лирический герой осознает, что его земной срок близится к концу. Но это не омрачает его. Лирический герой мудро и спокойно принимает природную необходимость. Ведь жизнь проходит так быстро, словно цветение сирени. В стихотворении «Чуть зацветет Иван-чай»(1969) поэт призывает нас быть чуткими, внимательными к природе, замечать ее тончайшие изменения. Только при этом условии возможна полноценная жизнь и счастье. Все надежды Н. Заболоцкого на гармоничные отношения человека и природы связаны с будущим:
Сумрак полночи мартовской серый.
Что за ним — за рассветной чертой,-
Просто день или целая эра
Заступает уже на постой.
«День прошел, и в неполном покое», 1966год.



spacer
Тема родной природы в поэзии А. Твардовского