Идейно-художественные особенности поэмы Твардовского «По праву памяти»

Поэма «По праву памяти» была написана в середине 70-х годов 20 века. Автор писал: «Кажется, впервые за долгий срок почувствовал приближение поэтической темы, того, что не сказано и что мне, а значит, и не только мне, нужно обязательно высказать».
В этой поэме Твардовский поднимает весьма актуальную, но слишком смелую тему, касаемую эпохи Сталина. Произведение состоит из трех частей, которые объединены одной общей проблемой. Кроме того, поэма предваряется своеобразным вступлением, в котором автор говорит о правде, которую нельзя скрывать:

/> Перед лицом умерших былей
Не вправе ты кривить душой, —
Ведь эти были оплатили
Мы платой самою большой.
Первая часть называется «Перед отлетом», и это заглавие имеет символическое значение, ибо речь здесь идет о юношеских мечтах лирического героя. Важно заметить, что Твардовский строит главу в форме воспоминания и обращения к невидимому товарищу, который был неотъемлемой частью юных лет:
Мы повторяли, что напасти
Нам никакие нипочем,
Но сами ждали только счастья, —
Тому был возраст обучен.
Но окрыленность молодости была не вечной, пришло новое время, время взрослой жизни,
совсем иной, чем им представлялось раньше. Годы детства для лирического героя — что-то прекрасное, чистое и оторванное от настоящей действительности.
Вторая глава является основной и самой обширной. Она называется «Сын за отца не отвечает». Важно отметить, что эта фраза была сказана Сталиным, и теперь Твардовский дает свою оценку этим словам. Теперь автор обращается уже не к другу, а к молодому поколению, которое очень мало знает об эпохе Сталина:
Вас не смутить в любой анкете
Зловещей некогда графой:
Кем был до вас еще на свете
Отец ваш, мертвый иль живой.
Это было одним из сложнейших моментов в жизни страны, ибо появилось понятие «враг народа», которое становится своеобразным клеймом на всю жизнь. Эти слова заставляли людей стыдиться своих родных, скрывать свое прошлое и жить в постоянном страхе. С подобной биографией и мечтать нельзя было о ярком и стабильном будущем:
Еще бы ты с такой закваской
Мечтал ступить в запретный круг…
И вдруг:
— Сын за отца не отвечает.
Слова Сталина стали самыми главными в судьбе тех, кто был сыном «врага народа». Проклятье снято, теперь ты такой же, как и другие. Твардовский вспоминает те годы с тоской и горечью, ибо сталкивается с такой ситуацией чуть ли не на каждом шагу. Душевная боль лирического героя связана, в первую очередь, с тем, что указ Сталина в какой-то мере разорвал нравственную и духовную связь между детьми и их родителями. Происходит некое отречение, отказ от любимых и любящих людей:
Благодари отца отцов,
Что он простил тебе отца
Родного — с легкостью нежданной.
Далее Твардовский все же решает рассказать о тех, кто является якобы врагом. Чаще всего ими оказываются обычные люди — труженики. Но самое страшное в том, что «врагов народа» становилось все больше и больше.
Третья часть «О памяти», на мой взгляд, обращена к читателю. Здесь автор подводит итог всему вышесказанному. Твардовский повествует о том, что невозможно вычеркнуть из памяти прошлое, ибо оно является частью жизни каждого человека и всей страны. Он уверен, что нельзя глядеть в будущее, забыв прошедшее:
Нет, все былые недомолвки
Домолвить ныне долг велит.
Возвращаясь к сталинской действительности, Твардовский часто вспоминает слова секретаря Смоленского обкома: «Бывают такие времена, когда нужно выбирать между папой-мамой и революцией». Именно по такому принципу, на мой взгляд, и строились отношения людей, которые стремились к непонятным и чужим идеалам, пренебрегая самыми родными. Твардовскому очень тяжело вспоминать годы своего юношества, но все же он надеется на лучшее:
Зато и впредь как были — будем, —
Какая вдруг ни грянь гроза —
Людьми
Из тех людей,
Что людям,
Не пряча глаз,
Глядят в глаза.