Стихотворение В. В. Маяковского “Прозаседавшиеся” (восприятие, истолкование, оценка)

Сатира – вот то оружие, во владении которым поэту В. В. Маяковскому не было равных. Идеально зная приемы, и кроме того, обладая огромным талантом и бесстрашием, Владимир Маяковский мог поразить сатирой любого противника. Высокий, волнующий пафос и проникновенный лиризм его поэзии уживались с сатирической беспощадностью, с щедринским и свифтовским издевательским смехом. Чем выше и чище рисовался поэту сияющий идеал нового человека, тем яростнее обрушивался он на пошлость, бескультурье, жадность и хищничество.
Маяковский называл свои

сатирические стихи “грозным смехом”, а назначение их видел в выжигании из жизни “разной дряни и ерунды”. Поэт искренне ненавидел мещанство, высмеивал и разоблачал его повсюду. Таковы его стихотворения “Любовь”, “Письмо к любимой Молчанова”, “Пиво и социализм”, “Маруся отравилась” и др. Тема сатиры на мещанство развита и в его комедиях “Клоп” и “Баня”.
Стихотворение “Прозаседавшиеся” было опубликовано 5 марта 1922 года в газете “Известия”. Существенной особенностью первого произведения Маяковского о бюрократах является то, что в нем нет конкретного образа бюрократа,
но зато есть обобщенная картина “заседающих бюрократов”.
Сатирический эффект в стихотворении нарастает постепенно. Сначала сатирическое звучание мало что предвещает: мы узнаем, что каждое утро (“чуть ночь превратится в рассвет”) поэт видит, как “расходится народ в учреждения”. Настораживает лишь перечень этих учреждений – даже от перечисления их названий ( “кто в глав, кто в ком, кто в полит, кто в просвет..”) становится немного не по себе. А вот сатирическое звучание второй строфы уже не вызывает сомнения:
Обдают дождем дела бумажные,
Чуть войдешь в здание:
Отобрав с полсотни –
Самые важные!-
Служащие расходятся на заседания.
Для Маяковского бюрократизм всегда означал слепую власть бумажки, циркуляра, инструкции, которая употребляется в ущерб живому делу. В данном стихотворении поэта интересует заседательский раж бюрократов. Поэтому мы тут же узнаем, что, отобрав с полсотни “самых важных” дел, “служащие расходятся на заседания”. При этом мы видим ухмылку автора по поводу названий учреждений, возникших в послереволюционные годы. Человек просто задыхался под всеми этими “глав”, “ком”, “полит”.
Уже в начале второй строфы появляется образ просителя, “со времени оно” обивающего пороги учреждения. Он надеется получить “аудиенцию” у его руководителя – неуловимого “товарища Ивана Ваныча”, который без конца заседает. Издеваясь над псевдоважностью дел, решением которых занимаются Иван Ваныч и его подчиненные, Маяковский прибегает к гиперболе. Их заботы – это вопрос об объединении Театрального отдела Наркомпроса с Главным управлением коннозаводства при Наркомземе (ТЕО и ГУКОН).
Вторично “исколесив сто лестниц”, проситель, придя в учреждение, узнает, что Иван Ваныч опять “заседают”. На этот раз поэт высмеивает узость, никчемность тематики заседания – “покупка склянки чернил Губкооперативом”. А в третий раз на месте вообще никоого не оказывается, потому что “все до 22 лет на заседании комсомола”.
Сатирическое звучание не ослабевает и тогда, когда проситель вновь, уже “на ночь глядя”, приходит в учреждение. Здесь он узнает, что таинственный Иван Ваныч на этот раз “на заседании а-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома”. В этой нарочитой бессмыслице Маяковский высмеивает любовь к сложным аббревиатурам, характерным для 20-х годов. Но автор не останавливается и доводит гиперболу до гротеска: перед просителем, ворвавшимся на заседание, предстает страшная картина. Он видит там сидящие “людей половины” и решает, что произошло ужасное злодеяние. Гротескный характер картины подчеркивается “спокойнейшим” отношением секретаря, считающего подобную ситуацию, от которой у бедного просителя “свихнулся разум”, вполне естественной:
В день
заседаний на двадцать
надо поспеть нам.
Поневоле приходится раздвоиться.
До пояса здесь,
а остальное –
там.
Излюбленный прием Маяковского – реализация метафор. Здесь же мы видим реализацию фразеологического оборота “не разорваться надвое”. Переданный в буквальном смысле, он и создает гротескный образ половинчатых людей. Идущая после этой картины заключительная строфа звучит как итог всего стихотворения: “О, хотя бы еще одно заседание относительно искоренения всех заседаний”. Эти строки – словно крик души поэта, который устал от никчемности бюрократов и их деятельности. Впоследствии они приобретут поистине всенародную известность.
Неологизм Маяковского “прозаседавшиеся”, звучащий в названии стихотворения, давно вошел в русский язык. Приставка “про” и постфикс “ся” вносят в слово дополнительные оттенки значения: здесь и бессмысленность заседания, и пустая трата времени, и отсутствие реальной жизни.
Благодаря Маяковскому слово “прозаседавшиеся” стало именем нарицательным для бессмысленной заседательской суеты и любого бюрократизма.
Для меня стихотворение “Прозаседавшиеся” – это великолепный образец сатиры Маяковского, создавая который, поэт широко применял разнообразные художественные приемы. Это и излюбленный им сатирический гротеск, и гипербола в эпизоде с половинами людей, и прием контраста. Восхищает меня и стихотворная речь поэта, пересыпанная неологизмами (“взъяренный”, “раздвояться”, “прозаседавшиеся”). Все это создает неповторимый облик поэта-сатирика, беспощадный смех которого долетает до нашего слуха с каждой строчки стихотворения.
Очевидно, что поэт не принимал ни наималейшего проявления бюрократического чванства и всячески боролся с ним посредством литературного слова. К сожалению, спрутообразное чиновничество, которое испокон веков было объектом сатиры великих русских писателей, на Руси не искоренилось и по сей день. Напротив, щупальца бюрократического спрута стали увереннее и смелее влезать в человеческую жизнь.
Обойтись без встреч с чиновниками и бюрократами в современной России может только отшельник. И сегодня нашей стране так явственно не хватает Маяковского с его острой разящей сатирой – для того, чтобы навсегда победить бюрократизм.



spacer
Стихотворение В. В. Маяковского “Прозаседавшиеся” (восприятие, истолкование, оценка)