Проблема нравственного выбора в одном из произведений современных писателей о войне

Проблема нравственного выбора в одном из произведений современных писателей о войне
Можно ль подвиг найти
безмернее?
Эти люди без громких фраз
Шли на смерть – не ради
бессмертия:
Ради жизни. А жизнь –
за нас.
И. Фоняков.
Все дальше уходят в историю годы великих испытаний, но никто никогда не вправе забыть подвиг советского народа. Великая Отечественная война – это время героев и подвигов, это время потерь и обретений, это время нравственной проверки человека, личности. Поэтому проблема выбора (а возможность

выбора всегда есть и должна быть у каждого человека) в произведениях о Великой Отечественной войне стоит очень остро. И именно проблема нравственного выбора. Что же такое нравственность, и какие проблемы определяются как нравственные?
Словарь Ожегова дает нам такое толкование: “Нравственность – правила, определяющие поведение; духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил, поведение”. Какие же правила определяли выбор человека на войне? Какие духовные и душевные качества необходимы человеку, верящему в победу и своими действиями приближающему ее?
Война
сразу же наполнила конкретным жизненным содержанием казавшиеся отвлеченными понятия долга, мужества, геройства, человеческого достоинства. Судьба человека стала судьбой Родины. Что же такое война? Это всегда выбор: они или мы, сделать шаг вперед или спрятаться за чужую спину, победить и погибнуть или струсить и отступить.
Война это всегда выбор. И выбор самый тяжелый – нравственный. Так, в романе Ю. Бондарева “Горячий снег” все герои стоят перед выбором. Вот командарм Бессонов. Он должен отдать беспощадный приказ: стоять насмерть, чтобы не смогли прорваться из-под Сталинграда окруженные части Паулюса. У него нет вариантов – герой отправит на гибель людей. И Бессонов выбирает единственное возможное решение. Даже он, мозг армии, военачальник, который еще в сорок первом выжег в себе всякую жалость, поражается подвигу оставшихся в живых в тылу у прорвавшегося противника. И читатель понимает правильность выбора Бессонова, хотя в результате его погибают практически все.
Перед нами два молодых офицера, учившихся вместе в военном училище – Дроздовский и Кузнецов. Для Дроздовского война – это или путь к подвигу, или героическая смерть. Его стремление “не прощать” не имеет ничего общего с мудрой требовательностью и вынужденной беспощадностью Бессонова. Дроздовский заставляет измученных и уставших людей “подтянуться”, отвергая “лирику”. “Злая правда” не убеждает, но требует безусловного подчинения. И особенно страшно такое подчинение, когда Дроздовский отправляет на верную гибель солдатика, чтобы подбить немецкий танк. Приказ бессмыслен: ползти по белому снегу в шинели – смерть. И это понимают все, и эта смерть не может быть оправдана. Проверки выбором в нравственном плане Дроздовский не выдерживает. Хотя он будет вместе со всеми мужественно сражаться до конца.
Проблема выбора стоит и перед героями повести И. Стаднюка “Человек не сдается”. Пылающие города, пикирующие фашистские самолеты, диверсии эсэсовцев, переодетых в красноармейцев, потрясающие своей трагичностью сцены эвакуации детишек, пришитых друг к дружке, чтобы не потерялись… Все это могло сломить человека. И не все выстояли – это тоже правда. Сам себя разжаловал капитан Емельянов, дезертировал пулеметчик Ящук. Но сделавших такой выбор были единицы. Перед нравственным выбором оказывается даже бабка Меланья, которой фашисты хотели вручить “хлеб-соль”. Или выбор солдата-красноармейца, который выдал себя, спасая заложников от расстрела. Это высочайший нравственный выбор, превратившийся в Подвиг.
Как заклинание воспринимается даже само название повести В. Распутина “Живи и помни”. Перед героями тоже стоит проблема нравственного выбора. Муж-дезертир, который и дезертиром стал случайно: после ранения следовал отпуск, но его почему-то не дали, сразу отправили на фронт. И, проезжая мимо родного дома, честно воевавший солдат не выдерживает. Он бежит домой, обрекая на гибель всех, ради кого ушел воевать, кого так любил: жену Настену и ребенка, которого они ждали десять лет. И мечущаяся Настена, перед которой проблема выбора стоит настолько остро и больно, что она не выдерживает той тяжести, которая свалилась на нее. Не выдерживает именно потому, что слишком чиста ее душа, слишком высоки ее нравственные помыслы, хотя она, может, даже и слова-то такого не знает. И она делает свой выбор: уходит вместе со своим неродившимся ребенком в воды Енисея, потому что жить так на свете стыдно. И не только дезертиру адресует Распутин свое “живи и помни”. Он обращается к нам, живым: живите, помня, что у вас всегда есть выбор. Выберите правильно.
… Давно закончилась война. И теперь перед нами тоже стоит проблема выбора: помнить ли и чтить тех, кто в трудное время сделал выбор во имя нас, помнить и беречь то, что они сохранили ценой своей жизни. Потому что “это нужно не мертвым, это нужно живым”.



spacer
Проблема нравственного выбора в одном из произведений современных писателей о войне