Обличение пошлости и мещанства в рассказах А. П. Чехова

Антон Павлович Чехов — писатель-юморист, писатель-сатирик, откликнувшийся на общественную обстановку современной ему России и поднявший в своих рассказах злободневные проблемы своего времени. Все рассказы писателя не только очень реалистичны, но в них еще и заложен глубокий философский смысл. «Пошлость пошлого человека» — это то, против чего всю жизнь боролся писатель. Протест против обыденщины, мещанства — главное в его произведениях.
Действительно, пошлость и мещанство жизни людей — вот чем наполнены рассказы Чехова

(в основном сатирические, а не юмористические), вот против чего он восстает и что обличает в своих произведениях «Крыжовник», «Ионыч», «Душечка», «Человек в футляре», «Палат № 6» и многих других.
А знаем ли мы, что такое пошлость, мещанство, мещанский образ жизни? В словаре пошлостью называется все низкое в нравственном отношении, то есть деградировавшее, а мещанами — людей с мелкими, сугубо личными интересами, с узким кругозором и неразвитым вкусом.
Такое понимание пошлости и мещанства мы видим прежде всего рассказе «Ионыч», в котором знакомимся с Дмитрием Старцевым, врачом, назначенным
в уездную земскую больницу. В начале рассказа это хороший врач, прекрасно выполняющий свои обязанности: год он проводит в «трудах и одиночестве». Молодой, целеустремленный, мечтательный, с высокими идеалами — таким нам рисуется главный герой. Он терпеть не может «картежников, алкоголиков, крикунов» — обывателей города, которые долгое время раздражали Старцева «своими разговорами, взглядами на жизнь и даже своим видом». Доктор не вписывается в эту общую массу. Он другой. «Где же пошлость и мещанство? Что обличает Чехов в этом рассказе?» — спросите вы.
Сначала — семью Туркиных. Это ограниченные, зацикленные на чем-то одном люди: госпожа Туркина пишет никому не нужные романы, Котик играет на фортепиано, хотя совершенно не умеет этого делать, Пава всю жизнь изображает одну и ту же пьеску.
В этой атмосфере формируется «новый» доктор Старцев. Если постепенно он жиреет только физически, то потом происходит и его моральное «ожирение». И вот он уже не ходит пешком, не поет песенки, не умеет любить, не имеет высоких устремлений. Он живет в своем ограниченном маленьком мирке, где важны лишь бумажки (деньги) да, позже, смотр домов и их покупка. Это уже не прежний молодой человек, бегущий на свидание ночью на кладбище. Он обленился не только физически, но и духовно настолько, что стал таким же обывателем и мещанином, как и все жители в городе С.
Но самое страшное — то, что Старцев сам знает: он «стареет, полнеет, опускается», но ни желания, ни воли к борьбе с обывательщиной у него нет. Герой деградировал, деградировал окончательно и бесповоротно. Нравственная жизнь этого человека завершена. Он стал пошлым человеком в пошлом мещанском обществе, которое с такою правдивостью и реалистичностью изображает Чехов и которое так смело обличает.
В рассказе»Крыжовник» деградация героя показана почти с самого начала произведения. Тоска, незанятость, ощущение пустот жизни и одиночества привели к тому, что наш герой — Николай Чимша-Гималайский — решил купить усадебку и посадить там крыжовник. И эта мечта, а позже — навязчивая идея, заставляет нашего героя жить впроголодь. Круг интересов этого героя замкнулся на одном — на покупке дома: «Он чертит план своего имения, и всякий раз у него на плане выходило одно и то же: а) барский дом, б) людская, в) огород, г) крыжовник». Можно даже сказать, что главное его устремление — не покупка дома, а наличие крыжовника, своего крыжовника.
И вот мечта Гималайского сбылась, и нашему новоиспеченному барину уже и нужно только, чтобы его называли «ваше высокоблагородие» и кормили досыта. А самое главное, чтоб под рукой всегда был кислый твердый крыжовник с собственного огорода.
«Вот так и становятся мещанами!» — думаем мы. Одна мечта, стремление к ее исполнению сделали жизнь нашего героя настолько скудной, что он «опустился» нравственно, морально. И мы не рады за него, а, скорее, презираем. Высокая цель, желание, мечта должны не способствовать деградации человеческой души, а наоборот, делать ее возвышеннее, целеустремленнее, благороднее. А тут — пошлость и ограниченность, замкнутость на личном интересе.
Как же схожи образы Чимши-Гималайского и Оленьки из рассказа Чехова «Душечка»! Только если в рассказе «Крыжовник» звучит яркая и обличительная насмешка, ирония, то в рассказе «Душечка» мы чувствуем другое (иное) отношение автора к героине, его ироническое и, в то же время, презрительное отношение к ней.
Да, Душечка тоже зациклена на одном интересе, да, она ограничена и замкнута. Чем? В чем? Почему? Своим стремлением обязательно кого-то любить. Сначала это был антрепренер Кукин, затем — управляющий лесным складом Василий Андреевич Пустовалов, потом — ветеринар, после побега которого «сама Олечка постарела, подурнела…»
Но самое главное — у героини не было своего мнения, и это — самое страшное. Душечка настолько была ограничена, что могла выражать только чье-то мнение, а своего не имела. У героини не было своей жизни, своих взглядов, а была лишь душа, которая потом полностью была отдана другим людям. Главным для нее было заботиться о ком-то, выражая чье-то мнение, соглашаться с ним. Как такового, человека Оленьки, дочери отставного коллежского асессора Племянникова, не было.
В рассказе, думается, показаны не постепенное оскудение души героини, не ее нравственная деградация. Автор обратил внимание на самое страшное, что может быть, — отсутствие как души как таковой, отсутствие, как такового, своего мнения, отсутствие настоящего человека.
Из рассказа в рассказ Чехов смело и безбоязненно рисует то, что его окружает. Рисует страшное в ярких иронических красках, скрывая за этим свою боль и обиду, презрение к пошлости и мещанству человеческой жизни, а самое главное — человеческой души.
И мы с ужасом взираем вокруг себя и понимаем: пошлость и мещанство никогда не изживут себя, они часть этого мира, они — его порождение. И пока сама наша жизнь, действительность не перестанет «рождать» ограниченных и безнравственных людей, одной из основных тем русского литературы будет тема: «пошлость пошлого человека».



spacer
Обличение пошлости и мещанства в рассказах А. П. Чехова