Особенности эволюции героев рассказов А. П. Чехова

Однажды Горький сказал оттворчестве А. П. Чехова: “Его врагом была пошлость, он всю жизнь боролся с ней. Никто до него не умел так беспощадно, правильно нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни в тусклом хаосе мещанской обыденщины.
Большинство своих повестей и рассказов А. П. Чехов посвящает изображению “футлярной жизни” и людей, которые примирились со своим мещанством, пошлостью и привыкли жить в постоянном страхе перед многообразием жизни.
В конце 90-х годов А. П. Чехов создает так называемую “Маленькую трилогию”,

объединившую три рассказа: “Человек в футляре”, “Крыжовник”, “О любви”. В рассказе “Крыжовник” А. П. Чехов пишет о человеке, у которого была одна-единственная мечта в жизни – стать владельцем имения и есть “не купленный, а свой собственный крыжовник”. Ценой многих лишений герой осуществляет свою мечту и под старость приобретает имение.
Писатель показывает, как сытое и спокойное существование уродует душу человека. Герой рассказа, который когда-то вообще боялся иметь собственное имение, теперь “приобрел самомнение самое наглое, произносит одни только истины и таким тоном, точно
министр”. Кроме того, он разъелся, “того и гляди хрюкнет в одеяло”.
В рассказе “О любви” помещик Алехин повествует о себе самом – о том, как он и его любимая женщина не решились пойти на встречу своей любви, отступились от нее. И это все – ради спасения имения, которое постепенно убивает в Алехине все живое.
Для достижения краткости Чехов нередко прибегает к “рассказу в рассказе”. Например, в “Крыжовнике” и “Человеке в футляре” этот прием помогает добиться объективности в изображении. В “Человек в футляре” писатель рисует человека, которому не нужен этот мир, у него есть свой. Там все облачено в чехол, покрыто оболочкой внутри и снаружи. Вспомним, как выглядел Беликов: “даже в очень хорошую погоду он ходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате,… даже лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он все время прятал его в поднятый воротник”.
Настоящее вызывало у Беликова истинное отвращение, он “всегда хвалил прошлое и то, чего никогда не было”. Даже профессия его – преподаватель греческого языка – соответствует беликовскому мировоззрению: она как бы относит нас на много веков назад, в далекое прошлое. А его мышление? Оно тоже все закупорено, зашито.
Беликов даже мысль свою прятал в футляр: “Для него были ясны только циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь”. Почему? Да потому, что в запрещении все четко, определенно, понятно. Все в футляре, ничего нельзя!
Вполне естественно, что эту робкую “серую мышку” никто не любит, да и от него никто любви не ждет. Но даже в таком человеке просыпаются какие-то чувства. Пусть они очень слабенькие, можно сказать, “еще в самом зародыше”, но они есть. И возникают эти чувства по отношению к Варваре Саввишне Коваленко, сестре нового учителя истории и географии. Но и тут Беликов “прячет голову в песок”: “Варвара Саввишна мне нравится, … и я знаю, жениться необходимо каждому человеку, но… все это знаете ли произошло как-то вдруг… Надо подумать”.
Даже свадьба Беликова должна быть строго “регламентирована”, а то женишься, а потом, чего доброго, попадешь в какую-нибудь историю”. Однажды Варя видит его падающим с лестницы. Эти потрясения пробивают футляр, а для Беликова это равносильно смерти в прямом смысле слова. Но когда учитель греческого умирает, создается впечатление, что именно ради этого момента он и жил: “Теперь, когда он лежал в гробу, выражение у него было кроткое, приятное, даже веселое, точно он был рад, что его наконец положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет”. Да, Беликов не выйдет, но “сколько еще таких человеков в футляре осталось, сколько их еще будет!”
В рассказе “Ионыч”, героем которого является Дмитрий Ионович Старцев, Чехов исследует процесс духовной капитуляции человека перед темными силами обыденности. Дмитрий Старцев назначен врачом в земскую больницу. Он хороший врач, честно выполняет свои нелегкие обязанности: проводит год “в трудах и одиночестве”, не имея свободного часа. Это юноша с идеалами и желаниями, он терпеть не может картежников, алкоголиков, хрипунов – обывателей города. Долгое время Страцева раздражали жители города со “своими разговорами, взглядами на жизнь и даже своим видом”. В разговоре “о политике или науке” обыватель становиться в тупик или “заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти”.
Скоре Дмитрий влюбляется в Екатерину Ивановну Туркину. Это чувство оказалось за все время его жизни в городе “единственной радостью и последней”.
Уже к тридцати шести годам герой превратился в Ионыча – ожирел, потерял совесть и стал похож не на человека, а на языческого бога. Физическое ожирение приходит к Старцеву незаметно. Он перестает ходить пешком, страдает одышкой, любит закусить. Подкрадывается постепенно и “моральное ожирение”. Он слишком обленился духовно и нравственно, чтобы любить и иметь семью. Беспросветным будущим веет от его слов, когда он получает письмо от Екатерины Ивановны. “Он прочитал письмо, подумал и сказал Каве:
– Скажи, любезный, что сегодня я не могу приехать, я очень занят. Приеду, скажи, так дня через три”.
Что же волнует Ионыча в конце жизни? Главным развлечением доктора, в которое он втянулся незаметно, мало-помалу, – по вечерамлюбоваться на денежные купюры, а когда денег стало слишком много, – рассматривать дома, предназначенные к торгам.
Чехов приходит к выводу, что все начинается с маленьких, казалось бы, простительных недостатков в характере и поведении человека: меркантильности, мелочности, раздражительности, непоследовательности в своих убеждениях, неспособности их отстаивать, а заканчивается полной духовной деградацией.



spacer
Особенности эволюции героев рассказов А. П. Чехова