Фамусовский мир

В чем видят смысл существования люди фамусовского общества? Прежде всего заметим, что это не простые патриархальные дворяне типа Ростовых Л. Н. Толстого или Лариных А. С. Пушкина: перед нами еще и люди служилого сословия, государственные чиновники, а их быт – тот самый “государственный быт”, который решили перевернуть храбрые декабристы”прапорщики”. Что является предметом вожделенных мечтаний Молчалина? – “И награжденья брать, и весело пожить”. А Скалозуба? – “Мне только бы досталось в генералы”. Чем привлекателен

Скалозуб для Фамусова? –
Известный человек, солидный, И знаков тьму отличья нахватал, Не по летам и чин завидный, Не нынче-завтра генерал.
В фамусовском мире люди повседневно заботятся о том, что враждебно душе, а потому это люди, потерявшие себя, живущие не собою, а химерами “чина”, “богатства”, “знатности”, внешними формами жизни, бесконечно далекими от ее истинной сути. Дело, например, для них не существенно, а важнее видимость Дела. Фамусов так и говорит:
А у меня, что дело, что не дело,
Обычай мой такой: Подписано, так с плеч долой.
Они более озабочены не тем, что есть на самом деле, а
тем, Как они выглядят в глазах других людей. Поэтому чинопочитание в самых унизительных формах представляется им нормой человеческого существования. Фамусов, например, с восхищением рассказывает об унизительном шутовстве Максима Петровича и ставит его в пример Чацкому: “Учились бы, на старших глядя”. д Молчалин с убежденностью заявляет: “Ведь надобно ж зависеть от других”.- “Зачем же надобно?” – “В чинах мы не
больших”.
Для всех этих людей, не имеющих никаких нравственных ценностей, лишенных чувства собственного достоинства, единственным идеалом, которому они служат и в плену у которого находятся, является “молва”, чужое мнение о себе. Лиза так и говорит: “Грех не беда, молва нехороша”. В обществе, лишенном нравственных святынь, духовную близость замещает именно это] животное, стадное чувство, в основе которого лежит злорадство, удовольствие от унижения ближнего. Грибоедов показывает, как из искры, брошенной Софьей,- легкого намека на сумасшествие Чацкого,- разгорается целый пожар, и в результате складывается общее мнение, “молва”. Умная Софья знает, как это случается в Москве, и из желания отомстить Чацкому бросает зерно сплетни какомуто “господину тот – “господину Д.”, этот – Загорецкому. Загорецкий добавляет в сплетню “шумиху” лжи. И вот уже все светское общество слепо подчиняется им же рожденному кумиру. Не без горечи шутил по этому поводу Пушкин:
И вот общественное мненье! Пружина чести, наш кумир, И вот на чем вертится мир!
Примечательно, что комедия Грибоедова и заканчивается сценическими сетованиями Фамусова: “Ах! Боже мой! что станет говорить / Княгиня Марья Алексевна!”
Мир, находящийся в плену у собственных пороков и низменных страстей, оказывается на редкость монолитным и прочным. Люди, его населяющие, отнюдь не глупы, а пороки их связаны с невежеством в просветительском понимании этого слова, а глубокой извращенностью всех нравственных начал. Ум этих людей, названный Некрасовым “пошлым опытом, умом глупцова гибкий, хитрый, предприимчивый и изворотливый, умело обслуживает их низменные страсти и побуждения. Чацкий заблуждается, видя источник зла в том, что “начал свет глупеть”. ПричЙ на скрыта в человеческом оподлении.



spacer
Фамусовский мир