Фамусов в моем представлении

«Мы, например, или покойник дядя… не то на серебре,
На золоте едал; сто человек к услугам…»
А. С. Грибоедов
«Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и другие врезались в память так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех сложилось более или менее согласное понятие о всех лицах…», — так писал в критической статье «Мильон терзаний» И. А. Гончаров о комедии Грибоедова.
И в самом деле. Я рассматриваю «портрет» Павла Афанасьевича Фамусова. Дородный человек лет пяти — десяти или больше, в дорогой

шубе, небрежно надетой на не менее дорогой костюм. Вся поза выражает уверенность в себе и самодовольство. Видно, что он любитель выпить и хорошо поесть. («Ну вот! велика беда, что выпьет лишнего мужчина!», «Ешь три часа, а в три дни не сварится»). На лице написан характер: уверенность в своем превосходстве и праве командовать людьми, советовать, как им жить, ставить свое убожество в пример; стремление стереть в порошок всякого, что ниже него положением и смеет выражать иное мнение. Это характерный тип русской знати. А Фамусов — не только богатый московский барин, но и крупный чиновник, управляющий в казенном месте.
/> Я снова вглядываюсь в портрет, сделанный с рисунка художника Кузьмина. Ясно, что он, как и писатель, создал собирательный образ. Но почему же он кого-то очень напоминает мне? А, вспомнил. Это Кирила Петрович Троекуров из повести А. С. Пушкина «Дубровский». Самодур, богач и любитель дурных шуток с людьми, от него зависимыми.
Фамусов живет в XIX веке. Но, как и многие из русских аристократов, он душой в прошлом веке, веке Екатерины II. Это очень хорошо подметил Чацкий, подчеркивая, что в 20-х годах XIX века появились уже среди дворян иные идеи и представления:
Как посравнить, да посмотреть
Век нынешний и век минувший…
О типичности образа Фамусова говорит и то, что автор даже не указал, в каком именно казенном месте служит тот. Зато фамилия выбрана не случайно: от латинского слова, означающего «известный».
Что же представляет собой этот человек?
Слова Лизы о том, что он желал бы зятя «с звездами да с чинами», полностью раскрывают нам его сущность: страсть к богатству, преклонение перед высшими, стремление судить о человеке только по богатству и чину, а не по уму и личным заслугам.
Что для него Чацкий, у которого и душ немного, и именьем он «управляет оплошно»? Это не жених для Софьи. Недаром, когда та рассказывает отцу сон, в котором видела того, что «дороже всех сокровищ», «И вкрадчив, и умен», но беден, Фамусов в ужасе кричит: «Кто беден, тот тебе не пара!». Зато полковник Скалозуб — прекрасный человек, потому что и «золотой мешок, и метит в генералы». Перед ним Фамусов, этот стих, чуть не заискивает, а на Чацкого почти кричит: «И знать вас не хочу, разврата не терплю». Лицемерие характерно для Фамусова. Это видно уже в начале пьесы. Только что он приставал к Лизе, а Софье заявляет, что «монашеским известен поведеньем!» Не стоит уже и говорить, что слуг он называет «ослами» и другими подобными словами.
Новые взгляды на жизнь, просвещение, службу, права человека и прочее ему ненавистны. Сам он почти не читает: то требует Петрушку с календарем, то засыпает при чтении («А мне от русских больно спится»). В книгах-то он видит главную причину того, что появились новые идеи и люди.
…Уж коли зло пресечь:
Забрать все книги бы да сжечь.
По его мнению, «ученье — вот чума, ученость — вот причина, что нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений».
А ведь это говорит значительный государственный деятель. Впрочем, на службу он смотрит «легко».
А у меня, что дело, что не дело,
Обычай мой такой:
Подписано, так с плеч долой.
И говорится это с гордостью. Фамусов еще и упрекает Молчалина, что тот много внимания уделяет бумагам: «Дай волю вам, оно бы и засело». Мы верим словам Софьи об отце: «Брюзглив, неугомонен, признается, что при распределении чинов и наград как начальник прежде всего старается порадеть «родному человеку».
«Фамусовщина — это застой, косность, ненависть к «возмутителям спокойствия», мракобесие и ханжество», — делается вывод в одной из книг для учащихся. И, конечно, это справедливо. Но фамусовы бессильны остановить развитие жизни и новых идей.
Много лет благоденствовали фамусовы, скалозубы, молчалины и в нашей жизни. Они прикрывали недостатки и скрывали правду, при них расцвели взяточничество и кумовство, наплевательское отношение к своим обязанностям. Всем, кто пытался с этим бороться, закрывали рот. Многих, как Чацкого, объявили умалишенным. К сожалению, этот тип чиновника оказался очень живучим. И все же, думается, пора фамусовым уходить в отставку.