Художественная интерпретация стихотворения Ф. И. Тютчева “К. Б.” (“Я встретил вас – и все былое…”)

В лирике Тютчева на всем протяжении его творческого пути тема любви остается одной из важнейших. В ее воплощении наряду с психологической конкретикой, позволяющей определить адресаты стихотворений, присутствует тенденция к философскому осмыслению событий душевной жизни. Соединение субъективности с обобщением придает любовной лирике поэта неповторимое своеобразие. Несмотря на философскую направленность, в ней нет отвлеченности, умозрительности, так как в исповедальных признаниях открыто выявляется драматизм мировосприятия.
Адресат стихотворения “К. Б.” (“Я встретил вас – и все былое…”), написанного за три года до смерти поэта, – баронесса Крюденер (Амалия Крюденер, ур. фон Лерхенфельд, 1808-1888). Оно продолжает серию посвящений давней возлюбленной, чувство к которой, как солнце (“золотое” светило), озарило всю жизнь лирического героя.
Лирический герой тютчевского стихотворения “К. Б.” вглядывается в свой душевный мир в момент свидания с возлюбленной. Его состояние напоминает весеннее возрождение природы, когда ей становится “так тепло”:
Я встретил вас – и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое –
И сердцу стало так тепло…
Прежде чем обрисовать подробности возникшего настроения, он углубленно рассматривает антитезу мгновенного и вечного, выражающую романтическое противопоставление идеала и действительности.
Второе и третье четверостишия в стихотворении раскрывают параллелизм человеческого – природного. Во второй строфе антитеза приобретает пейзажный характер: поздняя осень – весна. Но в то же время в ней кроется и философский смысл, так как она передает мысль о том, что душа способна “встрепенуться”, возродиться, открыться для новых впечатлений. В третьей строфе, благодаря философскому углублению, появляются новые характеристики у лирического героя. Воспоминания позволяют преодолеть несовершенство человеческой природы, восстановить “давно забытое”, что предстает воплощением его сокровенных чаяний, так как он готов испытать весь спектр переживаний, наполняющих душу (“душевная полнота”), остро и тонко ощущает жизнь (“весь обвеян дуновеньем”):
Так, весь обвеян дуновеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты…
В четвертой строфе излияние становится исповедально-откровенным: лирический герой сравнивает свое впечатление от встречи с пробуждением от заколдованного, векового сна. Долгая разлука позади, но он еще не вполне очнулся, чувствуя себя “как бы во сне”. Возвращение к жизни предстает ощутимым процессом, благодаря образу звуков, становящихся все слышнее. Сначала это мелодия внутреннего переживания, которая не умолкала все эти годы:
Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне, –
И вот – слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне…
Затем в пятом четверостишии, как и в пушкинском послании “К***”, звуки воспринимаются как музыка самой жизни (“Тут жизнь заговорила…”). В них отражаются и воспоминание о “времени золотом” юности, и наслаждение красотой – “очарованием” женщины, и, главное, возвышение чувства, воскресившего “отжившее” сердце. Стихотворение Тютчева завершается той же тоникой, что и у Пушкина (в обоих произведениях последним словом является “любовь”). В ней разгадка тайны вечного возрождения жизни. Философское обобщение выглядит органичным продолжением субъективной логики переживаний: начинается и завершается излияние утверждением личностного аспекта вселенской истины:
Я встретил…
Я вспомнил…
Смотрю…
Гляжу на вас…
И та ж в душе моей любовь!..
В последней строфе подводится итог и углубленному рассмотрению темы любви, и обрисовке настроения лирического героя, снова очарованного прежней возлюбленной, опять чувствующего душевный подъем, переданный восклицательным знаком:
Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь, –
И то же в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..
Все четверостишия, кроме второго, содержащего незаконченную часть предложения, завершаются многоточиями, свидетельствующими о недосказанности, о том, что признание может быть продолжено и начинается новый этап в отношениях.
Возрождение суждено сердцу, хранящему воспоминания, не утратившему способности восхищаться красотой, любить. Душе не страшна вековая разлука, чувство оставляет в ней золото, вечный, не разрушающийся под влиянием обстоятельств след. Достаточно искры, чтобы оно запылало вновь.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
    spacer
    Художественная интерпретация стихотворения Ф. И. Тютчева “К. Б.” (“Я встретил вас – и все былое…”)