Восприятие и истолкование стихотворения А. С. Пушкина «Пророк»

Жизнь человеческая на земле не просто воинское служение, а бой.
Франческо Петрарка
Каждый человек рождается на этот свет, чтобы выполнить свое предназначение, исполнить то, ради чего он живет в этом мире. Особенно остро к проблеме смысла жизни подошел А. С. Пушкин в своем творчестве. На протяжении всей жизни он искал предназначение своего дара и всей поэзии в целом. Итогом размышлений о смысле его жизни стало стихотворение «Пророк».
«Пророк» написан в 1826 году в Михайловском, осенью после казни декабристов.
Александра

Осиповна Смирнова-Россет пишет в своих воспоминаниях о том, что стало причиной написания Пушкиным этого стихотворения. Александр Сергеевич ей рассказывал: «Я как-то ездил в монастырь Святые горы, чтобы отслужить панихиду по Петре Великом. Служка попросил меня подождать в келье. На столе лежала открытая Библия, и я взглянул на страницу. Это был Иезекиль — я прочел отрывок и перефразировал в «Пророке». Он меня внезапно поразил, он меня преследовал несколько дней, и раз ночью я встал и написал стихотворение». В стихотворении 30 строк. Встрече с Серафимом и преображению посвящены 24. Первые 4 строки изображают человеческий
дух, страдающий и жаждущий преображения: Духовной жаждою томим, В пустыне мрачной я влачился, И шестикрылый Серафим На перепутье мне явился… Дух человеческий здесь достиг предельного томления, жажды, подобной великому страданию. Неслучайно А. С. Пушкин изобразил пророка «на перепутье». В это время поэт сам находился в сильнейшем душевном смятении. Он никак не ожидал выхода декабристов на Сенатскую площадь, да и сам по счастливой случайности не оказался в числе своих шести друзей, расстрелянных царской гвардией. Он не знал, что будет дальше, в его душе была пустота. Поэтому образ истощенного томлением духа отражает внутреннее состояние Пушкина. Герой стихотворения захотел стать иным. Полная живой муки, душа готова принять в себя Истину. И чудо свершилось. Начинается преображение. Ранее всего преображаются органы чувств. Он по-иному стал видеть, чувствовать, замечать то, что раньше было скрыто от взоров: Моих зениц коснулся он: Отверзлись вещие зеницы, Как у испуганной орлицы. Моих ушей коснулся он, И их наполнил шум и звон: И внял я неба содроганье, И горний ангелов полет, И гад морских подводный ход, И дольней лозы прозябанье. Удивительно: перед нами вертикальная картина мироздания — от «горнего» мира, до мира «дольнего», от сверхприродных существ, ангелов, до бессловесной природы — лозы. Весь мир разом, все мироздание целиком. Ему было дана была способность видеть мироздание со все сторон во всем его единстве. То, что он стал способен видеть и ощущать, должно быть выражено особыми словами, особым языком. И он обрел его: И он к устам моим приник, И вырвал грешный мой язык, И празднословный и лукавый, И жало мудрыя змеи В уста замерзшие мои Вложил десницею кровавой. Обретение нового языка — это обретение новой мудрости! Дары Всевышнего в стихотворении обретаются все большими мучениями. Страдания восходят по нарастающей: от легкого безболезненного прикосновения к «зеницам» до рассечения груди мечом: И он мне грудь рассек мечом, И сердце трепетное вынул, И угль, пылающий огнем, Во грудь отверстую водвинул. И это пылающее сердце вряд ли когда-нибудь даст покой и забвение страданий самому поэту. Далее Пушкин дает поразительный образ, говорящий о смирении: Как труп в пустыне я лежал… Его тело и дух великими мучениями перевоплотились. Он готов нести пророческий крест: И Бога глас ко мне воззвал: «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей, И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей». Бог возвещал пушкинскому пророку только одну волю: Глаголом жги сердца людей. И не более того, а это лишь начальный этап пророческого служения. Это только подступ к провозглашению любви и правды. Пушкину так и не открыли Высшую истину, исходя из строк, написанных за полгода до смерти: Напрасно я бегу к Сионским высотам, Грех алчный гонится за мною по пятам… Служение Пушкина было суждено продолжить Лермонтову: Провозглашать я стал любви И правды чистые ученья… Но он так и не выполнил своего предназначения и вскоре, после открытия своей цели, отказавшись от нее, умер. Это стихотворение было найдено в папке с неизданными произведениями А. С. Пушкина. Удивительно, что был найден только чистовой вариант работы. Пушкин хранил все свои черновики, но несмотря на это, черновик к стихотворению не был найден. После долгих поисков поэт нашел свой смысл жизни — «глаголом жечь сердца людей». Гений справился с этой задачей, очистив души людей для пророков будущего.



spacer
Восприятие и истолкование стихотворения А. С. Пушкина «Пророк»