В. Маяковский — поэт большого общественного, социального темперамента

Первое знакомство с творчеством Владимира Маяковского всегда проходит бурно, с возникновением множества вопросов, с каким-то негодованием даже. Почему? Трудно найти ответ на этот вопрос.
Страдающим и одиноким пришел в русскую поэзию Владимир Маяковский. Активная позиция борца, занятая поэтом, вступает в непримиримое противоречие с отчуждением человеческой личности в условиях общества. Свободный, раскованный человек выступает в поэзии Маяковского как высшее мерило прекрасного на земле.
Поэт большого общественного, социального темперамента,

Маяковский обладал чрезвычайно развитым чувством личной ответственности за все, что происходит в «буре-мире». Здесь пролегал внутренний нерв его творчества, отсюда берут свое начало и сами эти необычные масштабы, пропорции («Я и Наполеон», «Маяковский векам»), постоянная тревога за судьбы людей, готовность быть их глашатаем. В стихотворении «Весенний вопрос» Маяковский признался:
Я, например, считаюсь хорошим поэтом.
Ну, скажем,
могу
доказать:
«самогон — большое зло».
А что про это?
Чем про это?
Ну нет совершенно никаких слов.
Читая первые страницы «Про
это», нельзя не почувствовать особой авторской запальчивости. Маяковский явно спорит — о чем и с кем? Содержание поэмы не оставляет сомнения, что борьба с «кучерявыми лириками» по-прежнему оставалась актуальной. Без приверженности ко «злобе дня» нельзя представить себе Маяковского. Он обладал как бы двойным зрением и, постоянно взмывая ввысь, толкуя о судьбах всего человечества, беседуя «через хребты веков» с далекими потомками, не упускал из поля своего наблюдения текущей повседневности.
В поэме «Облако в штанах» Маяковский успешно реализовал сформулированную в одной из своих статей мысль: можно не писать о войне, но надо писать войной. Его сила как поэта в том, что он сумел выделить в жизни ростки нового и утверждающегося, взглянул на сегодняшний день из «третьей действительности».
С появлением Маяковского в поэзии, действительно, «случилось что-то огромное». Не просто пришел еще один одаренный поэт — явился художник большой исторической миссии, особого «переломного» значения. В нем все поражало: «язык улицы», стремительный поток метафор, дерзкая широта замыслов, необычайно активная роль личного начала.
Чем же определяется глубина и цельность поэзии Маяковского, что дарует ей долговечность? Я думаю, что этим она обязана прежде всего высоте и значительности тех идеалов, которые поэт отстаивал на протяжении всей жизни. Любовь и ненависть, лирика и сатира в его творчестве порождены одним и тем же чувством — верой в то, что будущее человечества прекрасно, и страстным стремлением приблизить его. Маяковский никогда не отделял себя от народа, строящего новое общество. Шагнув через «лирические томики», он обращался к миллионам читателей. Как живой с живыми говорит он сегодня с «товарищами потомками» во всем мире.
В поэзии XX столетия нет другого поэта, который бы вызвал на себя такие потоки хвалы и брани. Брань сопутствовала ему на всем, почти 20-летнем, творческом пути, но уже при жизни молодое поколение увидело в Маяковском своего трубача и запевалу. Таким он остался навсегда. Он входит в нашу жизнь стремительным, неудержимым в страсти, деликатным, предупредительным, трогательным и нежным в заботе о других.
Грядущие люди!
Кто вы?
Вот — я,
весь боль и ушиб.
Вам завещаю я
сад фруктовый моей великой души! —
обращается к нам молодой Владимир Маяковский. Чтобы лучше понять творчество этого поэта, прислушаемся к его слову.



spacer
В. Маяковский — поэт большого общественного, социального темперамента