«Мой стих трудом громаду лет прорвет…» Владимир Маяковский о назначении поэта (на примере вступления «Во весь голос» к ненаписанной поэме о пятилетке)

Вступление к задуманной, но не осуществленной поэме о первой пятилетке, озаглавленное «Во весь голос», стало последним крупным поэтическим произведением Владимира Маяковского. Хотя оно, согласно авторскому замыслу, должно было стать частью большой поэмы. Воспринимается «Во весь голос» как вполне завершенное самостоятельное стихотворение, где много интересных и глубоко поэтических раздумий о смысле жизни, назначении поэта и его месте в революционной эпохе. Маяковский здесь говорит с потомками через головы современников, говорит

«о времени и о себе». Он дает отчет о своей поэтической работе перед грядущим:
Явившись
в Це Ка Ка
идущих светлых лет,
над бандой
поэтических
рвачей и выжиг
я подыму,
как большевистский партбилет,
все сто томов
моих
партийных книжек.
Маяковский убежден, что главное назначение поэта и поэзии в революционную эпоху — служить делу торжества нового, подлинно справедливого общественного строя. Он готов выполнять любую черновую работу во имя счастья людей:
Я, ассенизатор
и водовоз,
революцией
мобилизованный и призванный,
ушел на фронт
из барских садоводств

поэзии —
бабы капризной.
Поэт признается:
И мне
агитпроп
в зубах навяз,
и мне бы
строчить на вас —
доходней оно
и прелестней.
Ноя
себя
смирял,
становясь
на горло
собственной песне.
Маяковский ощущал себя «агитатором*, «горланом-главарем» и верил, что его стих
…дойдет
через хребты веков и через головы поэтов и правительств.
Поэт готов был принести свою поэзию в жертву революции:
Пускай
за гениями
безутешною вдовой
плетется слава
в похоронном марше —
умри, мой стих,
умри, как рядовой,
как безымянные
на штурмах мерли наши!
Он, в отличие от своих предшественников, начиная с Горация, отказывался от индивидуального поэтического памятника:
Мне наплевать
на бронзы многопудье,
мне наплевать
на мраморную слизь.
Сочтемся славою —
ведь мы свои же люди, —
пускай нам
общим памятником будет
построенный в боях социализм.
Маяковский сравнивал свои стихи с «поверх зубов вооруженными войсками» и отдавал их, «до самого последнего листка», пролетариям всей планеты. Он утверждал:
Рабочего
громады класса враг —
он враг и мой,
отъявленный и давний.
Велели нам
идти
под красный флаг
года труда
и дни недоеданий.
Маяковский убеждал читателей: главное назначение поэта сегодня — служить делу социалистической революции. Но его поэзия должна быть не только революционной по содержанию, но и высокосовершенной по форме, чтобы уцелеть в веках, донести до потомков величие эпохи революции и строительства социализма. Также и в своем последнем публичном выступлении на вечере, посвященном двадцатилетию творческой деятельности, Маяковский сетовал, что «приходится каждую минуту доказывать, что деятельность поэта и работа поэта — необходимая работа в нашем Советском Союзе». Сам он ни секунды не сомневался, что его стихи для блага революции и социализма не менее важны, чем добыча руды, выплавка стали, вооруженное подавление контрреволюции или работа партии по организации социалистического строительства. Потому что укрепляют в душах людей веру в правоту большевистской революции, в скорой достижимости светлого коммунистического будущего. С этой верой Маяковский и умер.



spacer
«Мой стих трудом громаду лет прорвет…» Владимир Маяковский о назначении поэта (на примере вступления «Во весь голос» к ненаписанной поэме о пятилетке)