Путь Сергея Кострова к свободе (по повести К. Воробьева “Это мы, господи!”)

Автобиографическая повесть К. Воробьева “Это мы, господи!” была написана в 1943 году, когда группа партизан, сформированная из бывших военнопленных, вынуждена была уйти в подполье. Ровно тридцать дней в литовском городе Шяуляй Константин Воробьев писал о том, что довелось ему пережить в фашистском плену.
В 1946 году рукопись поступила в редакцию журнала “Новый мир”. В тот момент автор представил лишь первую часть повести, поэтому вопрос о ее публикации был отложен до тех пор, пока не появится окончание. Однако вторая часть так и не была написана. Даже в личном архиве писателя повесть целиком не сохранилась, но отдельные ее фрагменты вошли в некоторые другие произведения Воробьева.
Лишь в 1985 году рукопись “Это мы, господи!” была обнаружена в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР, куда была сдана вместе с архивом “Нового мира”. В 1986 году повесть К. Воробьева наконец-то увидела свет.
Главный герой произведения, Сергей Костров – молодой лейтенант, в первый же год войны попавший в немецкий плен. Вся повесть посвящена описанию жизни советских военнопленных в немецких лагерях. В центре произведения – судьба главного героя, которую можно описать как “путь к свободе”.
В плену, почти сразу же, Сергей твердо решил бежать, бежать, чтобы остаться в живых. То, что творили фашисты с советскими пленными, невозможно описать никакими словами. Немцы стремились превратить русских в безликие существа, способные только бездумно работать, а после умереть от истощения и страшных болезней, не доставляя фрицам особых хлопот. На первый взгляд, это им удавалось. Многие сотни тысяч русских пленных полегли, так и не дождавшись исполнения своей мечты – наестся досыта вареной картошки.
Кострову тоже было очень тяжело. Он, наравне с остальными, переносил все издевательства фашистов. Воробьев не рисует в своем произведении идеальных героев, его задача в другом – максимально точно и правдиво передать то, чему он сам был непосредственным свидетелем. В жизни Сергея были моменты, когда он отчаивался, терял веру и надежду. Так, в начале его пути несколько раз срывался план побега – немцы что-то “чуяли” и усиливали меры безопасности. Часто приходилось герою терять своих соратников, друзей, которые успели стать ему близкими за время “совместного пути в ад”: немецкой пулей задело Никифорыча, лопатой зарубили эсесовцы командира Николаева, с которым Сергей готовил побег в литовском Каунассе.
После смерти Николаева Костров на какое-то время опустил руки: “Ходил он подавленный, мрачный. Все навязчивей липла мысль о “последней возможности”. Сергей предполагал, что из Литвы их повезут в Германию, в концлагеря, а оттуда убежать будет гораздо сложнее. Все чаще на ум герою приходили мысли о самоубийстве. Но, несмотря на это, где в глубине души все равно оставалась решимость – во что бы то ни стало бежать.
Первый побег Кострова, спонтанный, окончился неудачей. Немцы почти тут же поймали героя и его, совсем юного, сообщника – восемнадцатилетнего Ванюшу. Но этот совместный героический поступок сделал двух людей друзьями, сблизив их на почве несгибаемого стремления к свободе. Долго искали они возможности снова повторить попытку побега, и снова нашли ее. Уже на ходу летящего поезда Ванюшка и Костров выпрыгивают в окно, открывая путь для побега и другим, – кто хочет и кто может это сделать.
Во время побега, в экстремальной ситуации, проявляются все лучшие качества главного героя: целеустремленность, твердость, решительность, забота не только о себе, но и о других.
После второго побега, очнувшись и вспомнив, что он пленный, герой изо всех сил старается спрятаться, скрыться в кустах, уйти подальше от места побега. Сделав последний рывок, Костров понимает, что израсходовал все силы. У него наступает депрессия, отчаяние, страх, безразличие. Но это была лишь минутная слабость. В голове у него бьется лишь одно: “Я должен идти”. Инстинкт жизни, сила воли, молодость берут свое.
Вместе с Ванюшкой пробирается Сергей к своим. Снова в этих людях зажглась надежда, удесятерились силы – скоро, совсем скоро они будут дома. Но эйфория постепенно сменяется ужасом отчаяния. Сергей собственноручно поджигает дом, где находится связанный полицаями Ваня. Далее Костров пробирается уже в одиночку. Бывали минуты, когда не хотелось бороться, не хотелось дышать, когда было все равно, жизнь или смерть. Но жажда жизни превозмогала все.
Однако и второй побег закончился для Сергея пребыванием в тюрьме гестапо. Героя поймали литовские полицейские и сдали немцам. Но и здесь, испытав на себе все ужасы допроса гестаповцев, Сергей не сдается. В очередной раз он начал вместе с сообщниками разрабатывать план побега. Но и этот план сорвался. Сергей остался в лагере, его сковали и поместили в камеру смертников. Лишь в последний момент Кострова и двоих его товарищей по несчастью переводят в Шауляйскую тюрьму.
Заканчивается повесть (вернее, ее первая часть) настойчивыми мыслями героя: “Бежать, бежать, бежать…” Костров снова ищет возможность и надежного друга, чтобы совершить побег, а до конца войны остается еще два года…
Как сложится судьба героя? Мы надеемся, что все же ему удастся осуществить план побега, и долгая дорога к свободе удачно завершится. Но, в любом случае, мы понимаем, что Костров будет бороться, подогреваемой ненавистью к фашистам и жаждой жизни. А, выбравшись из плена, Сергей не будет прятаться дома в ожидании конца войны. Он до последнего будет бороться, защищая родную землю и мстя за всех тех, чьи души и тела погибли на его глазах, за тех, кто требовал отмщения.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
    spacer
    Путь Сергея Кострова к свободе (по повести К. Воробьева “Это мы, господи!”)