Стихотворение Ф. И. Тютчева «Silentium!» (восприятие, истолкование, оценка) (мини-сочинение)

Стихотворение Ф. И. Тютчева «Silentium!» относится к философской лирике, которая занимает важное место в творчестве поэта. Из его стихотворений мы узнаем, что он думает сущности бытия, что его влечет, а что отталкивает. Поэт не предлагает читателям готовых ответов, а пылко ищет истину, вовлекая в свои размышления и читателя.
Стихотворение «Silentium!»- яркий пример таких раздумий. Написано оно в 1830 году, поэт еще молод, но уже страстно пытается разгадать все загадки бытия. На определенный философский лад настраивает название — призыв «Молчание!»,

произнесенный по-латыни с восклицательной интонацией.
Основная тема стихотворения — соотношение чувства и разума. Тютчев считает, что именно в настроении сердца, во внутреннем мире человека заключен смысл существования, а слова — это лишь слабое и недостоверное отражение, которому нельзя верить.
Слова и чувства разводятся на разные полюса, воспринимаются как противоположные по смыслу понятия. У сердца свои законы, которые очень трудно постичь, а проявление логики и разума, умозрительности вовсе разрушает прелесть чувств. Именно поэтому «мысль изреченная есть ложь». «Молчи!» — лейтмотив
стихотворения, призыв, открывающий стихотворение и венчающий каждую строфу.
Стихотворение метафорично: Тютчев осмысливает роль человека в мироздании. В первой строфе — попытка осознать сущность внутреннего мира. «Душевная глубина» — это внутренний космос, имеющий свои законы, созвучные с общепланетарными. Он тоже бесконечен и неделим. «Чувства и мечты» — это звезды, непостижимые, но прекрасные. Как восходят светила на небесный свод, так озаряют чувства внутренний мир. Ими можно любоваться, наслаждаться, но безмолвно!
Бесконечность ночного пространства этим и прекрасна. Именно ночью, в одиночестве, постигаются самые важные истины. Человек — часть вселенной, он подчиняется всем ее законам, поэтому поединок мысли и слова вечен. «Молчи!» — это необходимо, чтобы осознать всю глубину своего внутреннего космоса.
Вторая строфа начинается с трех риторических вопросов: «Как сердцу высказать себя? \\ Другому как понять тебя? \\ Поймет ли он, чем ты живешь?». Глаголы «высказать», «поймет» относятся к логике, мысли, речи. Недаром именно они включены в вопросительные предложения. Обращаясь к главным вопросам человеческого бытия, Тютчев не размышляет холодно и сухо, он тревожится, терзается, колеблется, ищет. Поэтому появляется вопросительная интонация. В стихотворении нет открытых назиданий, мы ищем истину сообща. И вот она, принявшая форму афоризма: «Мысль изреченная есть ложь!».
Не остается никаких сомнений в том, что это так. Вот она, главная мысль стихотворения, являющаяся и его композиционным центром. Далее опять встречаем метафору: душа человека питается чувствами, как земля питается криницами. Вода — источник жизни на планете, она утоляет жажду в жаркий день, она — начало начал. Пытаясь изречь, облачить чувства в слова, мы «взрываем» ключи, нарушаем их целостность, «возмущаем» их чистоту. Природа такого не простит, поэтому «…молчи!»
В третьей строфе открыто высказана мысль о том, что «целый мир в душе твоей». Его не стоит выставлять на обозрение, он целостен и гармоничен. Звучный и емкий эпитет «таинственно-волшебные» позволяет ощутить это. День и его «наружный шум» лишь оглушит думы. День — это и есть мир логики и слова. День и ночь в этом мире находятся в вечном противоборстве. Вновь метафора — «дневные… лучи», посторонние вмешательства, губительные для мира чувств. Поэтому «…молчи!»
Заключительные строки каждой строфы имеют сходный синтаксический рисунок. Этим создается внутренний ритм и утверждается призыв. Как молитва звучит «….молчи». Предшествующие призыву глаголы «любуйся», «питайся», «внимай» обозначают действия, с помощью которых можно познать внутренний мир. Это только ощущения, основанные на интуиции, они чужды логике и стройности мысли. Большинство людей способно на эти действия только применительно к внешнему миру.
В последней строфе стоит восклицательный знак и многоточие. Это создает ощущение открытости, у читателя есть возможность поразмышлять на поднятую тему.
Как и вся поэзия Тютчева, стихотворение напонено звукописью. Уже в самом названии — звонкость сонорных «л», «н» и певучесть гласных: «и-у». Это создает мажорный настрой, противоречащий семантике слова. Но ведь противоречием пронизано все стихотворение! Наверное, еще и по этой причине поэт выбрал именно латинский вариант названия.
В стихотворении встречаются аллитерации, в основном, на шипящие: «душевно», «живешь», «ложь», «возмутишь», «лишь», «жить», «волшебных», «оглушит». Ощущение глубины, бездонности и тишины дополняется ассонансом на «у» : «чувства», «глубине», «встают», «любуйся», «сердцу», «другому», «умей». Когда описывается внешний мир слов, возникает звонкий, рычащий «р»: «изреченная», «наружный», «взрывая», «разгонят». Звуковая сторона дополняет смысловую, помогает прочувствовать стихотворение. Строфы, состоящие из шести строк, ямб с многочисленными пиррихиями, мужские рифмы — все служит этой цели.
Призвать к молчанию, к тому, чтобы «лишь жить в самом себе», может только самодостаточный человек, владеющий глубоко развитыми чувствами, способный уловить диалектичность взаимоотношений чувства и слова. Для человека с неразвитым сознанием ответ на такой вопрос невозможен. Думается, что Тютчев — в этом отношении образец для подражания. Вместе с его лирическим героем можно многое постичь, прочувствовать, можно приобщиться к вечному. Но только…молчи!



spacer
Стихотворение Ф. И. Тютчева «Silentium!» (восприятие, истолкование, оценка) (мини-сочинение)