Смешное и грустное в рассказе А. П. Чехова «Хамелеон»

В 1880-е годы в творчестве Чехова центральное место занимают рассказы. Рассказы у него были особенные, часто похожие на юмористические сценки. Действительно, они поражают своей реалистичностью и правдоподобностью, Это картинки с натуры. Основу в ней составляет передача разговора, одновременно достоверного (а значит, грустного) и смешного. Впервые рассказ «Хамелеон» был опубликован в журнале «Осколки» с подзаголовком «Сценка». В нем, как и во всех подобных рассказах, описательность сводится к минимуму, а в развитии сюжета имеет

значение каждая деталь. Все описание — это характеристика места действия: «базарная площадь», «кругом тишина… ни души», «открытые двери лавок и кабаков». Эта «зарисовка местности» в чем-то даже походит на ремарки.
В таком небольшом по объему жанре, как рассказ, очень уместно использование говорящих имен и фамилий, к чему и прибегает А. Чехов. Мы сразу понимаем, кто будет показан в невыгодном свете. Это Очумелов и Хрюкин. И первый — в большей степени.
Что показывает нам автор? По базарной площади Очумелов, полицейский надзиратель, важно шагает «в новой шинели». За ним — «рыжий городовой
с решетом, доверху наполненным конфискованным крыжовником». Этот «конфискованный крыжовник» — очень важная деталь. Она дает нам сразу понять, чем занимается власть в этом городе. Городовой и полицейский надзиратель «с узелком в руке», который уже кого-то обобрал, занимаются не тем, ‘ чем нужно. Они тратят свои силы на всякие мелочи, демонстрируя всем, что работают в поте лица. Мы смеемся над этим абсурдным сочетанием: «конфискованный крыжовник», но понимаем, что, в сущности, такова жизнь, и уже думаем: может вместо того, чтобы смеяться, слезу пустить? Такие мысли возникнут еще не раз при чтении этого рассказа. Хочется вспомнить знаменитую реплику городничего из гоголевского ревизора: «Чему смеетесь, господа? Над собой смеетесь! «
Сюжет в рассказе развивается как в драме, с помощью диалога. Он построен на комическом конфликте, что выражается в том, что персонажи проявляют свое отношение не к генералу Жигалову и не к «брату ихнему», а к собаке, которая может им принадлежать. Таким образом, Чехов как бы повышает уровень раболепия надзирателя, который стремится угодить не только более высокому по чину генералу, но, возможно, и его швейцару, дворнику и домашним животным, которые чинов не имеют. Большая комичность достигается еще и тем, что Очумелов — сам достаточно уполномоченный человек. Он следит за порядком и имеет право оштрафовать кого-нибудь, например «господ, не желающих подчиняться постановлениям». Но почтение к высшим чинам — это уже для Очумелова болезнь. Оно настолько глубоко проникло в его психологию, что он неосознанно меняет свои суждения по одному вопросу в зависимости от обстоятельств.
Итак, «белый борзой щенок с острой мордой и желтым пятном на спине» укусил за палец «золотых дел мастера Хрюкина». Хрюкин решил не упускать случая и начал пытаться улучшить свое материальное положение, крича и, таким образом, привлекая к себе всеобщее внимание. Увидев беспорядок, «его благородие» Очумелов пошел исполнять свои должностные обязанности. Разобравшись, в чем дело, надзиратель готов «показать Кузькину мать» этой собаке, а также его хозяину и «прочему бродячему скоту». Он даже посчитал нужным «истребить» бедное животное, но только кто-то выкрикнул, что это собака генерала Жигалова, сработал инстинкт чинопочитания. А эффект у него такой же, как и у инстинкта самосохранения и выживания. «Хамелеон» Очумелов тут же меняет свой цвет — свое отношение к собаке. Теперь уже он обвиняет во всем Хрюкина: «Знаю я вас, чертей!» Он пресекает рассуждения укушенного, о том, что «нынче все равны», не слушает даже, что у него самого брат в жандармах». То есть запрещает все слова в оправдание Хрюкина, зато позволяет говорить про него: «он цигаркой ей в харю для смеха, а она не будь дура, и тяпни…».
Всего на протяжении рассказа мнение Очумелова меняется пять раз. Комический эффект усиливается в связи с нанизыванием повторов, а главное — из-за ускорения темпа смены «цвета хамелеона» Очумелова. Кульминацией рассказа является разговор с генеральским поваром Прохором. Здесь самая быстрая смена реакций надзирателя. Не успел Очумелов назвать собаку «бродячей» и сказать, что ее надо «истребить», повар вдруг сообщает, что это не генеральская, а генералова брата борзая. Через полминуты собака «превращается» из бродячей в «собачонку ничего себе…. шуструю такую… цуцыка этакого». Определения соседствуют настолько близко, что являются антитезой, которая как бы живет в сознании героя. Она ярко показывает, насколько мнение об окружающем мире для Очумелова зависит от социальных обстоятельств. Ему «и спрашивать долго нечего», он ко всему готов, готов каждую минуту изменить свой взгляд на вещи. Мы замечаем, что смена реакций Очумелова доведена до автоматизма. Это говорит о том, что надзиратель стал подобострастным уже давно.
Рассказ заканчивается тем, что повар уводит собачонку домой. За свой проступок она не будет наказана. Он ведь оценивается просто смехом: «Цап этого за палец! Ха-ха-ха…» Это слова Очумелова, но так думает не только он: » толпа хохочет над Хрюкиным».
Слабый в этой схватке проиграл. Победитель — тот, на чьей стороне власть и сила. В данном случае власть и сила на стороне борзой собачонки. Но бессловесное животное не может выбирать, на чьей стороне ему быть. Человек же, напротив, эту возможность имеет. Но не только физическую: у него есть еще и право выбора. И в суетном мире, в погоне за материальным благополучием важно не забыть это человеческое право. Важно не терять те качества, без которых разумное существо становится неразумным, человек превращается в хамелеона, который в разных условиях меняет свой цвет ради собственного выживания.



spacer
Смешное и грустное в рассказе А. П. Чехова «Хамелеон»