Почему роман Е. Замятина называется «Мы»?

Роман Е. И. Замятина «Мы» был написан в 1920 году — в период, отмеченный глубокими социально-политическими преобразованиями и изменениями в духовной жизни в России. В произведении затрагиваются важнейшие нравственно-философские проблемы, волновавшие писателей того времени.
Название романа символично и имеет множество трактовок. «Мы» воспринималось современниками Е. И. Замятина как грандиозное, масштабное понятие, символ мощи победившего класса — строителя нового, коммунистического общества. В нашем же сознании понятие «мы»

может скорее восприниматься как безликая масса, толпа, торжество серости, стадности.
Само название романа блестяще отражает двойственность принципов современной автору эпохи жесткой диктатуры: формирование массовой культуры, принцип равенства, подменяемый уравниловкой, героизация общенародных подвигов и трудовых свершений и одновременно торжество безликости, безымянности, массовости.
Мир будущего стерильно прекрасен. Прозрачные стеклянные дома, прямые улицы-проспекты, нефтяная пища, чистота и порядок, отгороженные от неправильностей и неточностей природы Зеленой Стеной, радуют рассказчика. Сам
рассказчик, Д-503, благонадежный представитель новой эпохи, математик. Это обыкновенный, ничем не выдающийся человек. Он прекрасно существует в этом мире, доволен своей жизнью, готов нести все достижения современного ему общества мирам, возможно, не достигшим такого идеального уровня развития.
Д-503 в начале своих записей восторженно рассказывает о жизни в Едином Государстве, постоянно употребляя слово «Мы». Например: «Каждое утро, с шестиколесной точностью, в один и тот же час и в одну и ту же минуту, — мы, миллионы, встаем как один. В один и тот же час единомиллионно начинаем работу — единомиллионно кончаем. И, сливаясь в единое, миллионнорукое тело… мы подносим ложки ко рту».
Д-503 уверен, что в Едином Государстве «… «один», но «один из». Мы так одинаковы» (утверждение общности). Но с другой стороны, впервые встретив I-330, он пишет: «Мы все были разные» (утверждение индивидуальности). Но мы пока имеем дело с «нумером» (так именуются члены общества будущего), не ощутившим себя человеком. Конфликт антиутопии завязывается тогда, когда в герое, рационально мыслящем существе, возникают живые чувства, просыпается душа.
Незнакомое до этого чувство — любовь — пробуждает в герое сознание внутреннего человека, до сих пор дремавшее в нем. Он начинает ощущать в себе противозаконную фантазию, ненужное в новом обществе стремление к самопознанию и желание свободы, а это главный разрушитель всей стройной системы Единого Государства. Теперь герой никогда не сможет целиком отдаться обществу, так как в нем есть душа. Человек постепенно ощущает свое «Я»: он узнает тайну своего появления на свет, радость встречи с произведениями свободной культуры, необыкновенный вкус вольной природы. Он узнает боль ревности и радость от этой боли. И Д-503 готов на муки и смерть, лишь бы оставаться свободным и любимым.
Однако трагизм человеческого существования в произведении заключается в том, что внутреннего самосознания личности недостаточно для ее самоутверждения в обществе, тем более, в обществе механическом. Поэтому в финале романа, когда Д-503 сделали Великую Операцию по удалению фантазии, частное, личное, индивидуальное в нем вновь поглощается массовым. И «Мы» опять торжествует над «Я»: «…я уверен — мы победим». Казалось бы, герой здоров и снова счастлив, но на самом деле читатель наблюдает трагедию окончательного подавления личности массой.
Всеобщее благоденствие, решение вековых проблем социальной несправедливости, совершенствование действительности — вот те благие намерения, которыми вымощена дорога в земной ад. Мир в короткие сроки изменить нельзя. Потому утописты быстро приходят к тому, что легче переделать самого человека: изменить его взгляды на жизнь и на самого себя, ограничить потребности, заставить думать по шаблону, задающему однозначно, что есть добро и что есть зло. Однако, как оказалось, человека легче изуродовать и даже испортить, чем переделать, иначе это уже не человек, не полноценная личность. Именно личность становится камнем преткновения и предметом ненависти для любых утопистов, стремящихся расправиться с ее свободной волей, боящихся любых проявлений свободного «Я». Поэтому конфликт личности и тоталитарной системы становится движущей силой любой антиутопии.
Таким образом, смысл названия произведения Замятина предполагает множество толкований. «Мы» в романе — сложное, многогранное понятие, истолкование которого заставлять нас размышлять на самые разные темы — от социально-политических до нравственно-философских.



spacer
Почему роман Е. Замятина называется «Мы»?