Народ и власть в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» М. Е. Салтыкова-Щедрина

М. Е. Салтыков-Щедрин обратился к жанру сказки в конце 1860-х годов. Его можно считать новатором, потому что, сохраняя главные особенности жанра, писатель старался приблизить его к современности. Фантастическая основа сказки позволяла в гротесковом, гиперболическом виде показать действительность. А эзопов язык и различные фольклорные иносказания создавали широкий простор для авторской иронии.
В сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» показаны два социальных слоя, два противоположных общественных лагеря —

власть и народ. Они уже давно живут в противоречиях: первые решили, что они главные и последние должны им во что бы то ни стало подчиняться. Прибегая к помощи иронии, сплетая реальность с фантастикой, автор заостряет проблему социальной несправедливости в своем произведении.
Первый общественный лагерь — власть — в сказке представляют два генерала. Они всю жизнь «служили… в какой-то регистратуре». Они очень ограничены, потому как в той регистратуре генералы «родились, воспитались и состарились». Автор правильно подмечает, что генералы «ничего не понимали». Что вообще можно понять тем, кто сидит всю
жизнь в одной комнате и ничего там не делает, а из слов знает одни только канцелярские выражения?
Вполне закономерными стали последствия их деятельности: «упразднили регистратуру за ненадобностью.» Реальность теперь уступает место сказочному сюжету, и генералы, жившие в недалеком прошлом на реальной Подьяческой улице, волей автора оказываются на нереальном необитаемом острове.
Каковы же их первые действия? Сначала герои заплакали. Вряд ли они уверят нас этим поступком, что они — «настоящие мужчины». Плачущие генералы в ночных рубашках… Ничтожный вид, недостойный таких титулованных особ!
Салтыков-Щедрин с иронией описывает их: один генерал говорит сквозь слезы: «Ежели теперича доклад написать — какая польза из этого выйдет?» Да уж, теперь-то точно никакой пользы не выйдет! Но приносило ли это занятие пользу вообще когда-нибудь? Между строк мы читаем, что нет: власть должна заниматься, прежде всего, реальными делами, приносящими пользу народу, а уж потом писать об этом доклады. Но получается, к сожалению так, что доклады пишутся в первую очередь, а о настоящих делах генералы все как-то забывают.
Итак, на необитаемом острове герои оказались лишены привычных условий. Ни кофейку им готового, ни булочки, ни жареных куропаток. Какого же было их удивление, когда они узнали, что «человеческая пища, в первоначальном виде, летает, плывет и на деревьях растет»!
Генералы в дикой среде быстро превращаются в животных: «…в глазах их светился зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рычание. Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгновение ока остервенились. Полетели клочья…»
Стать такими им оказалось довольно просто, потому что внутри они были хуже, чем звери. Они ничего не знают: «Стали искать, где восток и где запад…, но так как всю жизнь служили в регистратуре, то ничего не нашли.» Они ничего не умеют: «Попробовал полезть — ничего не вышло, только рубашку изорвал.» Завидев в лесу толпу рябчиков и зайцев, генерал чувствует, что его «начинает тошнить». У него и в мыслях нет попробовать кого-нибудь поймать самому — ведь он привык, что за него это делает кто-то другой.
Не только к физическому труду генералы неспособны, в интеллектуальной деятельности они тоже не далеко ушли: «Как, например, думаете вы, отчего солнце прежде восходит, а потом заходит, а не наоборот?» Из «пропитания» отправившийся на поиски провизии генерал приносит только старый номер газеты «Московские ведомости». Но даже этот печатный орган дворянской реакции не может найти более важного предмета обсуждения, чем то, где и какие проходили парадные обеды и фестивали. Самой важной и насущной проблемой для дворян оказывается еда, вся их политика не выходит за пределы собственных интересов.
Генералам автор имен не давал, чтобы ярче показать их типичность. Но они все-таки различаются, у каждого есть и индивидуальные характеристики. Разница между ними состоит в степени их интеллектуального развития и умственных способностей: если один просто глуп, то другой еще более невежествен и беспомощен. Это превосходство автор объясняет заведомым абсурдом: тот, кто поумнее, был таким, потому что когда-то служил учителем каллиграфии в школе военных кантонистов. Как будто искусство писать красивым почерком прибавило ему ума!
Но все-таки надо было писателю кого-то «озарить вдохновением»! Придумал этот учитель каллиграфии спасти положение с помощью мужика — он бы выручил несчастных генералов, сделал бы все то, что не по силам «лагерю власти». Спасителя они нашли — и тот бескорыстно помог им выйти из «безвыходной» ситуации,
М. Е. Салтыков-Щедрин в создании образа мужика использовал гиперболу. Это был «громаднейший мужчина», который сумел научиться «в пригоршне суп варить» и смастерить корабль, да «не корабль, а такую посудину, чтоб можно было океан-море переплыть вплоть до самой Подьяческой.» Гиперболичность сочетается со сниженными деталями: «хотел было дать от них стрекача», «брюхом кверху», «острый запах мякинного хлеба и кислой овчины». Это показывает нам, в каком положении находился народ по отношению к власти: он был как бы запуган, его приучили подчиняться. Но главное, что мужицкие старания — это проявления истинно человеческих качеств, таких, каких нет у генералов. Именно он, мужик, является созидателем жизни. Автор иронически замечает, какая награда достается мужику за этот нелегкий труд. Во-первых, генералы несправедливо называют его «лежебоком», «тунеядцем», который «от работы отлынивает». А во-вторых, за все старания генералы отблагодарили мужика всего лишь «рюмкой водки и пятаком серебра» — как будто больше тому для счастья ничего не нужно.
Такая награда является антитезой богатству, которое генералы получили в казначействе: «сколько тут денег загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать!» Это в очередной раз показывает нам, как не соответствуют человеческие качества и поступки социальному положению. Высокие по чину генералы глупы, не знают жизни, ничего не делают и при этом получают большие деньги. А народ, который трудится изо дня в день, успевает содержать фактически и себя, и своих генералов, народ, без которого земля была бы необитаемым островом, остается ни с чем.
Итак, скрываясь за сказочным сюжетом, М. Е. Салтыков-Щедрин изобразил в своем произведении вековую социальную несправедливость, несправедливость власти по отношении к народу. Средствами гротеска он подчеркивает никчемность ее виновников и возвышает над ними пострадавшую сторону — народ.



spacer
Народ и власть в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» М. Е. Салтыкова-Щедрина