“На всех московских есть особый отпечаток” (старая Москва в комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”)

А. С. Грибоедов был человеком, много сделавшим для своего Отечества. Отважный военный, талантливый дипломат, он вошел также и в литературу как создатель поистине гениального произведения – комедии “Горе от ума”. Произведение было настолько “легко”, что разлетелось на крылатые выражения, четверостишия, фразы. И в наши дни можно нередко услышать строки из комедии: “Чуть свет уж на ногах! И я у ваших ног”, “Где оскорбленному есть чувству уголок”, “Нельзя ли для прогулок подальше выбрать закоулок” и многие другие. “Комедия

нравов” создавалась в 19 веке, но она не утратила своей актуальности и сегодня.
Свою комедию Грибоедов дописывал в Москве зимой 1823-1824 годов. Москва была городом его детства и юности, у автора было желание как можно точнее и достовернее узнать московскую жизнь. Он хотел отразить ее в пьесе по непосредственным живым наблюдениям, относящимся к тому же времени, когда происходит действие комедии. В Москве наиболее четко проявлялись общие принципы устройства дворянского мира, повседневная жизнь дворянского общества, там значение родственных связей, чинов и денег выступало в неразрывности и гармонии.
Грибоедовская
Москва – это город, где отслужившие свое тузы “живут и умирают”. Эти тузы вместе со своими семействами представляют собой единый образ – “фамусовское общество”, собравшееся на балу. В нем и нашли отражение все реальные черты московского дворянства.
В центре этого круга стоит Павел Афанасьевич Фамусов – богатый помещик и крупный чиновник, имеющий большой вес среди московского барства. Это “старовер”, ярый сторонник крепостничества и самодержавия. Косность, консервативность, обращенность в прошлое – вот основные характеристики Фамусова. Он благоговейно вспоминает о давно минувшем веке Екатерины: “Тогда не то, что ныне: \ При государыне служил Екатерине. \ А в те поры все важны, в сорок пуд…\ Раскланяйся, тупеем не кивнут. \ Вельможа в случае, тем паче, \ Не как другой, и пил, и ел иначе”. Он выражает взгляды целого слоя заядлых реакционеров – “старичков”, которые недовольны современной политикой Александра I, “засудят о делах, что слово – приговор”. Это “прямые канцлеры в отставке по уму”, которые свои сужденья черпают из забытых газет времен Очакова и покоренья Крыма”. Но именно они и задают тон жизни в Москве, “без них не обойдется дело”.
Все новое, прогрессивное воспринимается Фамусовым и его гостями как угроза для их господствующего положения. Именно поэтому они так единодушны в оценке Чацкого, который кажется им вольнодумцем. Прогрессивный человек, декабрист по взглядам, убеждениям и моральным принципам, он кажется им проповедником “бездумных дум и мнений”.
Источник “вольности” московское общество видит в образовании: “Ученье – вот чума, ученость – вот причина, что нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей”. Спасенье от “рассадников” образования Фамусов видит лишь в одном: “Собрать бы книги все да сжечь”. Воспитание, которое получают дети московских дворян, делает их чуждыми всему русскому. “Смешенье языков французского с нижегородским” – итог такого воспитания. Именно вследствие рабского, слепого подражания Западу в России “ни звука русского, ни русского лица” скоро можно не найти.
Ценность человека в московском обществе определяется количеством принадлежащих ему крепостных душ. “У нас уж исстари ведется, что по отцу и сыну честь: пусть плохонький, но если наберется душ тысячки две родовых, тот и жених”, – наставляет Фамусов свою дочь Софью. Полковник Скалозуб, недалекий и беспринципный карьерист, становится для Фамусова объектом особой симпатии, ведь он “и золотой мешок, и метит в генералы”. А значит, самая подходящая партия для его дочери. “Сергей Сергеич, дорогой!” – льстиво говорит с ним Фамусов.
Люди, стоящие ниже на социальной лестнице или менее богатые, “фамусовскому обществу” видятся ничтожными и недостойными уважения. “Ослы! Сто раз вам повторять!”, – кричит на слуг Фамусов. “А Чацкого мне жаль. По-христиански так; он жалости достоин…имел душ сотни три”, – выносит вердикт “фамусовское общество”, чванливо восклицая, что “только здесь еще и дорожат дворянством”. Княгиня Тугоуховская, стремясь найти дочерям достойных женихов и рассматривая поначалу кандидатуру Чацкого, кричит супругу: “Князь, князь! Назад!”. Она узнала, что ее потенциальный жених беден. “Уж чужих имений мне не знать!” – обиженно заявляет Хлестова, споря о количестве крепостных у Чацкого.
Карьера, богатство, почести – вот смысл жизни Фамусова и его круга. Максим Петрович, вельможа екатерининского времени, Кузьма Петрович, камергер двора – вот образцы для подражания. Эти внесценические персонажи помогают раздвинуть автору рамки сатирической картины за пределы Москвы.
Служба для Фамусова и его “соратников” – лишь источник дохода, они не занимаются делами по существу. Фамусов заявляет: “Обычай мой такой: подписано, и с плеч долой”. Зато протекция, семейственность, кумовство очень популярны “в казенном месте”: “Ну как не порадеть родному человечку!” Ту же картину можно наблюдать и в военных кругах: “чтоб добыть чины, есть многие каналы”. Ни интересы страны, ни развитие общества не заботят этих людей. Лишь личная выгода, деньги и чины!
Дитя “фамусовского общества” и его “достойный” преемник – Молчалин. Все черты чиновничьего мира очень полно раскрыты в его образе. Благодаря Фамусову этот герой попал в Москву и продвигается по службе. “А впрочем, он дойдет до степеней известных, ведь нынче любят бессловесных” – говорит про него Чацкий.
У Молчалина есть два таланта – “умеренность и аккуратность”. Такие ловкие секретари, в “век покорности и страха” служащие “лицам, а не делу”, обязательно добьются успеха, достигнут высоких постов.
Что же, “фамусовское общество” будет жить дальше?! К счастью, в комедии существует образ Чацкого, воплотивший лучшие черты прогрессивных людей. Столкновение Чацкого и “всех московских” – суть общественного конфликта. Чацкий обличает все устаревшие устои общества. “Нет, свет уж не таков”, – с надеждой восклицает он.
К сожалению, человеческие пороки не проходят бесследно. Это страшно, но и сегодня мы можем видеть в нашем обществе гнилые черты фамусовщины. Хорошо, что есть комедия “Горе от ума”, она всегда актуальна и позволяет взглянуть на самих себя со стороны.



spacer
“На всех московских есть особый отпечаток” (старая Москва в комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”)