“Молчалины блаженствуют на свете!” (по комедии А. С. Грибоедова Горе от ума)

“Горе от ума” А. С. Грибоедова комедия двух параллельных интриг. С одной стороны, в ней происходит столкновение двух социальных сил. В лице Чацкого новое поколение русских дворян, исповедующее идеалы личной и политической свободы и презирающее рабство, бросает вызов консервативно настроенным крепостникам, которых приводит в ужас сама мысль о свободе (“Ах! боже мой! он карбонари!”, “Он вольность хочет проповедать!”).
С другой стороны, автор прибегает к традиционной для “классической” комедии сюжетной схеме любовного

треугольника: два соперника, Молчалин и Чацкий, добиваются любви героини. При этом первый равнодушен к Софье, видит в ней лишь средство пробиться в московские “тузы”, второй же ради нее приезжает в Москву, а в финале комедии, отвергнутый героиней, решает покинуть Москву навсегда. “Всякий шаг, почти всякое слово в пьесе связано с игрой его чувства к Софье”, замечает И. А. Гончаров в критическом этюде Мильон терзаний”.
Идеологическая интрига сплетается с любовной, поскольку соперники принадлежат к двум враждующим лагерям. Молчалин живет по законам екатерининского века, когда добивались богатства и успеха
те, “чья чаще гнулась шея”.
“Низкопоклонник и делец” ничтожный, трусливый, расчетливый Молчалин побеждает в любовном поединке Чацкого. В финале главный герой осознает подлинное значение и подлинную роль Молчалиных в “веке нынешнем” не случайно имя фамусовского секретаря звучит во множественном числе:
Ах! как игру суды постичь?
Людей с душой гонительница, бич!
Молчалины блаженствуют па свете!
В “сцене на лестнице” из четвертого действия Софья и Чацкий дают нравственную оценку этому персонажу. “Не подличайте, встаньте…” слышит он от Софьи. “Подлец!” восклицает Чацкий, ставший, как и она, свидетелем исповеди секретаря перед служанкой Лизой. Во время, когда создавалась комедия, слово “подлость” еще сохраняло оттенок своего первоначального значения. С давних пор на Руси “подлыми” называли людей, находившихся йодле господина (к “подлому” сословию относили и крепостных крестьян). В XIX веке слово “подлец” было уже оскорбительным и означало бесчестность человека и его готовность стерпеть унижение. Молчалину подходят все оттенки этого слова. Он бесчестен, способен унизиться, но главное всегда находится подле кого-то.
Инстинкт “услужника” точно подсказывает Молчалину, какую линию поведения избрать с тем или иным человеком. С Фамусовым он предельно осторожен, общаясь со старухой Хлестовой, проявляет инициативу: составляет ей партию в карточной игре, хвалит ее собачку. С Софьей Молчалин “уступчив, скромен, тих” и больше всего боится, что их роман получит огласку: “Не повредила бы нам откровенность эта”. Общаясь с Чацким, он становится значительно смелее выражает, с ноткой превосходства, сочувствие собеседнику но поводу его “неуспеха” в служебных делах, советует завести знакомство со всесильной Татьяной Юрьевной (“…хоть раз бы съездить вам”). Перед Чацким он впервые открыто проговаривается о своих жизненных принципах: “…частенько там / Мы покровительство находим, где не метим”, “Ведь надобно ж зависеть от других”.
В отношениях с Лизой Молчалин сбрасывает маску “услужника”. Он настойчиво добивается се благосклонности, пытается прельстить девушку подарками, подчеркивает свое пренебрежительное отношение к Софье: “Пойдем делить любовь плачевной нашей крали…” Именно перед Лизой Молчалин обнажает душу, излагая свою “философию успеха”: Мне завещал отец: Во-первых, угождать всем людям без изъятья Хозяину, где доведется жить, Начальнику, с кем буду я служить, Слуге его, который чистит платья, Швейцару, дворнику, для избежанья зла, Собаке дворника, чтоб ласкова бича: За личными качествами Молчалина, за его убогой жизненной философией проступают “прошедшего житья подлейшие черты”. В Фамусовское мире карьерных “исканий” рецепт Максима Петровича (“Упал он больно, встал здорово”) не устарел Чацкий ошибается, полагая, что раболепство и карьеризм остались в “веке минувшем”.
Молчалин ходит как на службу на свидания с Софьей (“…дочь такого человека!”), Фамусов заискивает перед Скалозубом (блестящая партия для дочери!), Тугоуховские готовы ради дочерей “таскаться на поклон” к первому встречному.
Всесильные Татьяна Юрьевна, Фома Фомич, “княгиня Марья Алексевна” всегда будут нуждаться в своих Молчалиных, готовых “жертвовать затылком” ради заветной цели выбиться в люди “и нить, и есть иначе”.
В комедии “Горе от ума” проблема выбора между человеческим достоинством и жизненным успехом поставлена с предельной остротой.



spacer
“Молчалины блаженствуют на свете!” (по комедии А. С. Грибоедова Горе от ума)