Мир обывателя в сатирических сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина

Салтыков-Щедрин – один из выдающихся русских писателей-сатириков. Его талант своеобразен, оригинален и интересен. Одно из основных направлений творчества Салтыкова-Щедрина – обличение пороков общества. Его талант прекрасно справлялся с теми задачами, которые ставила перед ним эпоха. Видимо, по этой причине сказки Салтыкова-Щедрина, унаследовавшие и переработавшие традиции устного народного творчества, стали популярны в XIX веке и не утратили остроты и по сей день.
“Сказки для детей изрядного возраста” – протест писателя-патриота

на окружающую несправедливость, на мещанский образ мыслей.
В них Салтыков-Щедрин издевался над шкурной обывательской мудростью “вяленых вобл” и пескарей, рабьей философией выпрашивания подачек самоотверженных и здравомыслящих зайцев. Он заклеймил трусливый дворянско-буржуазный либерализм сатирической формулой “применительно к подлости”. Но не стоит думать, что писатель не видит альтернативы. Нет, он сохранил веру в нравственный и социальный идеал общества.
Чтобы не быть голословным, обратимся к тексту сказок Салтыкова-Щедрина, в которых представлены типичные образы обывателей.
Например,
в сказке “Здравомысленный заяц” главный герой, “так здраво рассуждал, что и ослу впору”. Считал, что “всякому зверю свое житье предоставлено” и что, хотя зайцев “все едят”, он “не привередлив” и “всячески жить согласен”. В пылу этого философствования был пойман Лисой, которая съела его. Здесь изображен тип пустомели, умеющего только разглагольствовать.
В другой сказке Карась-идеалист (герой одноименной сказки) живет в тихой заводи, благодушествует и лелеет мечты о торжестве добра над злом и даже о возможности урезонить Щуку (которой отродясь не видывал). Сам Карась ест ракушек, оправдываясь тем, что “сами в рот лезут” и у них “не душа, а пар”. Представ перед Щукой со своими речами, на первый раз герой был отпущен с советом: “Пойди проспись”. Во второй раз – заподозрен в “сицилизме” и изрядно покусан на допросе Окунем. А в третий раз Щука так удивилась его возгласу: “Знаешь ли ты, что такое добродетель?” – что разинула рот и почти невольно проглотила собеседника”
Мы видим в образе Карася гротескно запечатленного современного писателю либерала, оторванного от действительности, а потому пространно и абстрактно говорящего. Автор развенчивает здесь идеалы утопического социализма.
В сказке “Либерал” одноименный герой “рвался благое дело делать”, но из опасливости все более умерял свои идеалы и стремления. Сначала действовал лишь “по возможности”, затем соглашаясь получить “хоть что-нибудь”, и, наконец, поступая “применительно к подлости”, утешаясь соображением: “Сегодня я в грязи валяюсь, а завтра выглянет солнышко, обсушит грязь – и я опять молодец-молодцом!”
Рядом по значению к этому образу стоит образ Киселя, который “был до того размывчив и мягок, что никакого неудобства и не чувствовал от того, что его ели”. Господа до того им пресытились, что и свиньям есть предоставляли, так что в конце концов “от киселя остались только засохшие поскребушки”. В гротескном виде здесь отобразились и крестьянская покорность, и послереформенное оскудение деревни, ограбленной уже не только “господами”, но и новыми буржуазными хищниками, которые, по убеждению сатирика, как свиньи “сытости… не знают”.
В другой сказке, “Орел-меценат”, главный герой окружил себя целым придворным штатом и согласился даже завести науки и искусства. Однако вскоре ему это надоело (впрочем, соловья прогнали сразу), и он жестоко расправился с совой и соколом, пытавшимися обучить его грамоте и арифметике, историка Дятла заточил в дупло и т. д. Читатель видит уничтожающую пародию на царя и правящие круги. Орел – враг науки, искусства, защитник тьмы и невежества. Но, на мой взгляд, это не только политическая сатира, но и обличение духовно-нравственного мещанства и ханжества: с одной стороны, желание показать свою образованность, с другой – нежелание хороших перемен.
Вмещение, внедрение обывательщины и мещанского взгляда на жизнь в мозг человека с самого раннего детства запечатлен в сказке под названием “Рождественская сказка” в образе мальчика Сережи. После проповеди о необходимости жить по правде, сказанной, вроде бы, мимоходом, “для праздника”, Сережа решил так и поступать. Но и мать, и сам священник, и слуга остерегают его, что “с правдой-то жить оглядываючись надо”. Потрясенный расхождением между высокими словами (поистине – рождественской сказкой) и реальной жизнью, рассказами о горестной участи тех, кто пытался жить по правде, герой заболел и умер. Здесь автор показывает неприятие будничности жизни существом, еще не отравленным “миром”.
Пассивная роль в жизни, покорность судьбе видна в сказке “Самоотверженный заяц”. Герой здесь пойман волком и сидит в ожидании своей смерти, не осмеливаясь бежать даже тогда, когда за ним приходит брат его невесты и говорит, что она помирает с горя. Отпущенный, чтобы с ней повидаться, он возвращается назад, как и обещал, удостаиваясь снисходительной волчьей похвалы. Писатель видит повиновение, покорность и надежду на милосердие хищников. “Здравомысленный заяц” – это сказка о приспособлении к режиму насилия.
Узость взглядов “умеренного” человека изобличена в “Премудром пискаре”, герой которого с детства был запуган предостережениями отца об опасности угодить в уху. Пескарь сделал вывод, “что надо так прожить, чтобы никто не заметил”. Он вырыл нору, лишь бы самому поместиться, не завел ни друзей, ни семьи, жил-дрожал, удостоившись под конец даже щучьих похвал: “Вот, кабы все так жили – то бы в реке тихо было!” Лишь перед смертью “премудрый” догадался, что в таком случае “пожалуй, вес пискарий род давно перевелся бы”.
История премудрого пискаря в гиперболизированной форме выражает смысл или, скорее, всю бессмыслицу трусливых попыток “посвятить себя культу самосохранения”, как сказано в романе Салтыкова “За рубежом”.
Мы видим перекличку “Премудрого пискаря” и “Человека в футляре” А. П. Чехова.
Таким образом, читать сказки Салтыкова-Щедрина довольно непросто. Но передовая интеллигенция конца XIX в. оценила сатиру автора.
Однако не стоит зацикливаться только на веке XIX, взглянем в век нынешний, XXI! Разве нет среди нас пискарей, орлов-меценатов, либералов, пустоплясов… И наша задача – бороться с мещанством не только в других, но и в себе.



spacer
Мир обывателя в сатирических сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина