Лирический герой А. А. Блока

А под маской было звездно…
А. А. Блок
В конце XIX — начале XX века в русской литературе появляется направление, получившее название «символизм». Теоретик символизма В. Соловьев так сформулировал его основные принципы. Во-первых, принцип Вечной Женственности. Среди символистов присутствовало ожидание новой Богоматери, которая являлась синтезом Марии, матери Христа, и обычной, скромной девушки. Вторым утверждением было то, что «земная жизнь несовершенна», из чего проистекало вечное подсознательное стремление к Небесному,

ирреальному. Напрямую связано с ним и следующее утверждение символистов: в реальности подавлена любовь, а Вечная Женственность есть олицетворение любви.
А. Блок очень многое из теории В. Соловьева использовал и сделал основой своего творчества. Однако также многое было переосмыслено поэтом. Вот почему лирический герой Блока не столько типичный герой символизма, сколько синтез его с личностью самого Блока. Если рассматривать этого героя в общем, не разделяя его образ на различные сборники поэта, можно с легкостью определить черты, которые не изменяются на протяжении всего блоковского творчества. Лирический герой
интеллигентен, чист душой, ему противны пошлость и обыденность реальности: «Я не люблю пустого словаря любовных слов…»; его понимание земного несовершенства и вера (а он верит) поднимают его на высокий уровень нравственного и духовного развития — это от самого Блока. Естественно, что, обладая всеми вышеперечисленными качествами, герой автора ярко выделяется из толпы, понимает всю правду об окружающем мире и замечает то, чего не видят другие. Лирический герой Блока — во многом сам Блок. Но обладающий возможностью после пережитой трагедии, а зачастую и духовной смерти вновь возродиться для того, чтобы «безумно жить».
«Жизнь» лирического героя напрямую связана с жизнью самого поэта, и сам он (лирический герой) с каждым новым сборником автора становится все более и более трагичным и сложным образом.
В первом сборнике А. Блока «Стихи о Прекрасной Даме» наиболее ярко проявляется единство романтического и реалистического и свойственная поэту бивалентность образа. Герой Блока — романтик, любящий, но не всегда страдающий. Счастье для него в существовании идеала Прекрасной Дамы, а не в реализации любви к нему. Понятие счастливой любви переосмысливается Блоком: быть счастливым не значит быть рядом с любимой: земное чувство — ниже и упрощеннее идеала и самого героя.
Если бы злое несли облака,
Сердце мое не дрожало бы…
Скрипнула дверь. Задрожала рука.
Слезы. И песни. И жалобы.
Вот где реализация счастья и душевного напряжения. Самореализация не в «Ты мой», «твоя», «люблю», «Навеки твой», а в «предчувствии» тебя.
В следующем сборнике «Распутья» мировосприятие лирического героя выходит за рамки интимного. Поэта интересует жизнь в рамках реальности, то, что происходит вокруг, то, неотъемлемой частью чего он стал. Невозможно понять его роль в окружающем «хаосе песен воды и хрипящих звуков». То ли он «мальчик больной, играющий в жмурки с Вечностью», то ли плачущий черный человек, «гасящий фонарики, карабкаясь на лестницу».
В следующем сборнике «Город» кажется, что, несмотря на любовь поэта к городу, его лирический герой смертельно устал от «зловонного кадила городской гари».
В этот город торговли
Небеса не сойдут, —
делает вывод герой. А значит, этот город не для него.
«Снежная маска» Блока делится на два цикла: «Снега» и «Маски». От одного цикла до другого с героем происходит душевная эволюция, и в «Масках» лирический герой Блока впервые переживает духовную смерть. В «Снегах» он «непокорен и свободен»; он опускается до земной любви, совершая трагическую ошибку:
И как, глядясь в живые струи,
Не увидать себя в венце?
Твои не вспомнить поцелуи
На запрокинутом лице?
Только потом герой понимает свою ошибку:
Я не открою тебе дверей.
Нет.
Никогда.
Слишком поздно. Для него потерян чистый, высокий идеал, и в «Масках» «тайно сердце просит гибели».
«Все чаще я по городу брожу. / Все чаще вижу смерть — и улыбаюсь». «Вольные мысли» как нельзя лучше передают душевную усталость поэта. «Моя душа проста». После переживаний, страданий и тоски лирический герой перерождается и начинает все сначала.
«Страшный мир» — новая грань в мировоззрении поэта. Страшный мир — это реальность, которая вытеснила из атмосферы, окружающей героя, все романтическое и возвышенное. Страшный мир — это нелюбовь, не только окружающая его, но и «вытравившая» его душу, которая «на последний путь вступая / Безумно плачет о прошлых снах». Опустошение и усталость рождают страсть. Ищущий выхода герой стоит перед дилеммой: «Притворяться непогибшим / И об игре трагической страстей / Повествовать еще не жившим» или отдаться «роковой отраде горькой, как полынь, страсти». Не будучи в силах сделать выбор, «унижаемый и злой», герой делает страшный для мира, для Вселенной вывод:
Живи еще хоть четверть века —
Все будет так. Исхода нет…
Умрешь — начнешь опять сначала,
И повторится все, как встарь.
«Я сегодня не помню, что было вчера», — пишет Блок в следующем своем сборнике «Возмездие». Но начинать жизнь сначала можно лишь с радостным чувством, он же «смертельно болен» оттого, что его «земное сердце уставало / Так много лет, так много дней…».
К жизни лирического героя возрождает его «небесное» сердце. «О, я хочу безумно жить!» — пишет он в «Ямбах». Вернувшись к жизни, Блок возвращается к страсти в сборнике «Кармен». Для героя «бушует снежная весна». Но здесь уже намечается проблема, которая позднее будет раскрыта в поэме «Соловьиный сад»:
Здесь — страшная печать отверженности женской,
За прелесть дивную — постичь ее нет сил.
Там — дикий сплав миров, где часть души вселенской
Рыдает, исходя гармонией светил.
В этой поэме Блок осмысливает проблему счастья: чему посвятить свою жизнь: гражданскому или семейному счастью? Вывод? «Заглушить рокотание моря / Соловьиная песнь не вольна!» Блок находит оптимальный выход: он объединяет интимную и патриотическую любовь в одном цикле «Родина». В письме к Станиславскому Блок пишет: «Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь».
Слияние темы Родины с темой любви находит свое выражение в отождествлении Руси с образом женщины-крестьянки и возлюбленной лирического героя. Его образ в произведении не однозначен и представляет собой синтез древнего воина и лирического героя, чья жизнь переосмысливается во всех циклах и стихотворениях сборника поэта.
В каждом стихотворении его образ изменяется под влиянием жизненного опыта А. Блока. В последнем этапе творчества поэта его лирический герой — не герой Символизма, а, скорее, собрание всего пережитого и перечувствованного Блоком.



spacer
Лирический герой А. А. Блока