Человеческое всегда неизбежно должно восторжествовать (по роману «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского)

В своем романе «Преступление и наказание» Федор Михайлович Достоевский поднимает проблему вседозволенности, возвышения одного человека над другим, «наполеонизма». Он показывает, как эта, казалось бы, довольно логичная и хорошо выстроенная теория, разбивается на практике, принося мучения, страдания и, в конце концов, раскаяние главному герою романа.
В центре этого романа Ф. Д. Достоевского — хаpактеp геpоя шестидесятых годов девятнадцатого века, pазночица, бедного стyдента Родиона Раскольникова. Раскольников совеpшает пpестyпление:

убивает стаpyхy-пpоцентщицy и ее сестру, безобидную, простодушную Лизаветy. Преступление страшное, но я, как, наверное, и другие читатели, не воспринимаю Раскольникова отрицательным героем. Мне он кажется героем скорее трагическим.
Своего Раскольникова Достоевский наделил прекрасными качествами: Родион был «замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, ростом выше среднего, тонок и строен». В его поступках, высказываниях, переживаниях мы видим высокое чувство человеческого достоинства, истинное благородство, глубочайшее бескорыстие. Раскольников воспринимает чужую боль острее, чем собственную.
Рискуя жизнью, он спасает из огня детей, делится последним с отцом умершего товарища, сам нищий, дает деньги на похороны Мармеладова, с которым был едва знаком. Герой презирает тех, кто равнодушно проходит мимо людских несчастий. В нем нет дурных и низких черт.
И вот такой человек совершает чудовищное злодеяние. Как, почему это могло случиться? Достоевский показывает, что Раскольников, человек гуманный, страдающий за «униженных и оскорбленных», совершил убийство «по теории». Он реализовал абсурдную идею, рожденную социальной несправедливостью, безысходностью, духовным тупиком. Нищенское состояние, в котором он сам находился, и нищета, встречаемая на каждом шагу, породили антигуманную теорию «крови по совести», а теория вылилась в преступление.
Муки совести, леденящий душу страх, который преследует Раскольникова на каждом шагу, мысли о том, что он не Наполеон, а «тварь дрожащая», «вошь», сознание бессмысленности совершенного злодеяния — все это невыносимым гнетом ложится на душу Раскольникова. Родион понимает несостоятельность своей теории «сильного человека», она не выдержала проверки жизнью. Герой терпит крах, как всякий человек, связавший себя с ложной идеей. В этом то и состоит трагедия Раскольникова.
И мы не можем не сочувствовать герою Достоевского, который ищет выход из мира зла и страданий, жестоко ошибается и терпит страшное наказание за свое преступление. Наказание за содеянное оказывается не менее страшным, чем само преступление. Что может быть страшнее страданий и мучений человека, осознавшего свою вину, и, к концу повествования, полностью раскаявшегося?
Мы не можем осуждать человека, который руководствуется своими жизненными принципами, несмотря на то, что все его умозаключения приводят к роковым ошибкам. Успокоение Раскольников находит только в вере, вере в Бога, вере, которую он заменял теорией «сверхчеловека». Наверное, именно глубинная вера помогает ему не потерять человечность до конца и заслужить жалость и сострадание к себе в эпилоге романа.
Достоевский показывает, что его герой не только противоречивая натура, его образ — сложная борьба между добром и злом. Раскольников страдает, видя любовь к себе близких людей, но чувствуя себя убийцей.
Родион все время колеблется между верой и неверием, и Достоевскому не удается убедить нас, даже в эпилоге, что евангельская правда стала и правдой Родиона. Однако эпилог содержит, в какой-то мере, раскаяние и осознание вины Раскольниковым, хотя это и нельзя оценивать однозначно.
Душа Раскольникова не черства, как у «право имеющих», она способна на человеческие порывы. «Мир спасет Красота», — утверждает Достоевский. Он был уверен, что только нравственное перевоспитание человека сделает абсурдным преступные теории, найдет выход из жизненных тупиков. И «золотой век» придет только тогда, когда люди будут любить друг друга и человеческое восторжествует над всем злом и ненавистью.
На каторге Раскольников убежден в правоте своей антигуманной идеи, но в душе его все больше крепнут новые чувства. И мы ясно видим, что только любовь к людям, вера в них могут спасти человека и все человечество — «Возлюби ближнего как самого себя».
В эпилоге «Преступления и наказания» автор описывает одинокие размышления Раскольникова ранним утром в Сибири, на берегу реки: «Раскольников вышел из сарая на самый берег, сел на сложенные у сарая бревна и стал глядеть на широкую и пустынную реку. С высокого берега открывалась широкая окрестность. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних…»
Как заключительный аккорд всего романа, звучит в этих словах непреодолимый порыв Достоевского и его героя к «широкому» и вольному бытию свободных людей… Человеческое неизбежно и с полной справедливостью восторжествовало в конце романа.



spacer
Человеческое всегда неизбежно должно восторжествовать (по роману «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского)