Анализ стихотворения М. Цветаевой “Имя твое – птица в руке”

Блок и Цветаева… В чем секрет Цветаевой? Что делает ее непохожей ни на кого и в то же время внутренне связывает с Блоком? Прежде всего неординарность личности боих поэтов, бунтарский дух, мятежность, небывалая энергия, подчеркнутая напряженность. Свобода от условностей современной жизни воплощались в особенностях стиля. Эти черты отразились в стихах, посвященных Блоку. Любовные признания в них сочетаются с надгробным плачем, звучит предельно искренняя исповедь. Трагическое ощущение одиночества роднит Цветаеву с Блоком. Для ее Блок –

“два белых крыла”, ангел, Божий праведник. Блок – это то-то возвышенное, легкое, но почему-то ускользающее и невещественное. Цветаева славит имя Блока, любит, внемлет, молится ему. Во всех стихах цикла, написанных с 1916 по 1921 г. мы чувствуем горечь утраты и надежду на воскрешение. Заглавным в цикле является стихотворение “Имя твое – птица в руке…”. Оно удивительно тем, что в нем, открывающем цикл, ни разу не произнесено имя Блока, но все равно мы безошибочно определяем, о ком идет речь. Стихотворение состоит из 3 строф. В первой Цветаева воссоздает фонетический и даже графический образ слова “Блок”, каждая
строчка значима в формировании образа Блока. “Имя твое – птица в руке” – в слове “блок” всего один слог, но мы чувствуем эту неуловимость мгновения. Вот она, птица, живая, теплая, но раскроешь ладони – улетит и нет ее. Вторит этому и строчка “одно единственное движенье губ”. Произнести слово – улетает оно, не вернуть. для Цветаевой важен аждый звук имени блока. Когда произносим “л”, возникает образ чего-то легкого, холодного, голубого. Так появилась строка “имя твое – льдинка на языке”. Льдинка – это щекочущий холодок тайны, прикосновение к самым сокровенным глубинам души.
Музыкальная палитра стихотворения чрезвычайно насыщена: здесь и звон бубенца, и щелканье курка, и топот копыт. Слово “блок” впитывает все звуки, все краски, так умело нанесенные на холст стиха художником. Он и “мячик, пойманный на лету”, и “камень, кинутый в тихий пруд”. Так и хочется повторить слова Цветаевой из третьей строфы, напоминающие звук поцелуя. Блок Цветаевой – ее любовь, любовь духовная, неземная. Цветаева пытается услышать в звучании имени поэта мир его снежной маски: “ключевой, ледяной, голубой” Символично и то, что последнее слово стихотворения – “глубок” – содержит все звуки имени поэта и рифмуется с ним, ведь он безмерен, как и его поэзия.
Синтаксис стихотворения очень близок к синтаксису самого лока. Цветаева использует безглагольные синтаксические конструкции, что позволяет ей достичь особой экспрессии в передаче своих чувств. Предложения фиксируют настоящее время, но им свойственнен особый, вневременной характер. Они подчеркивают бессмертие Блока. Это позволяет акцентировать внимание на главном для нее – ассоциативном ряде. Вот почему так велика напряженность, взволнованность поэта. Цветаева использует синтаксический параллелизм: построение синтаксических конструкций 1 и 3 строфы совпадают, что придает стихотворению композиционную завершенность и целостность. Анафора “имя твое” обращает наше внимание именно на ключевое слово и усиливает восхищение поэтом. Даже тире у Цветаевой несет синтаксическую нагрузку – необходимо сделать паузу. Помогает Цветаевой и инверсия. Она делает строки особенно плавными: “.. в легком щелканье…”. Зрительный образ Блока помогают создать тропы: метафоры (“птица в руке”, “льдинка на языке”) – они выражают эмоциональное отношение к поэту; эпитеты (“нежная стужа недвижных век”); олицетворение (“назовет курок”), что делает образ Блока более живым, запоминающимся.
Повествование держится не столько сюжетом, сколько энергией монолога Цветаевой. Эту энергию дает стихотворению каждый его элемент.



spacer
Анализ стихотворения М. Цветаевой “Имя твое – птица в руке”