Анализ стихотворения Андрея Вознесенского «Живите не в пространстве, а во времени…»

Поэтический процесс 70-80-х годов — явление широкое, сложное, неоднозначное. Было даже мнение о кризисе в поэзии этого времени. Оживлению литературной жизни во многом способствовало творчество начинающих тогда поэтов — Е. Евтушенко, Р. Рождественского, Б. Ахмадулиной, А. Вознесенского, выступивших со злободневными гражданскими стихами. Именно с этих поэтов возник термин «эстрадная поэзия».
Обратимся к творчеству Андрея Вознесенского, а конкретно — к одному из его самых ярких его стихотворений — «Живите не в пространстве,

а во времени…». Вознесенский — «городской» поэт, но и он иногда уставал от «бытности» и обращался к «вечным темам», душевным переживаниям.
На самом деле, в этом стихотворении автор отходит от бытовых тем, так свойственных его стихам. Сливая воедино в жизни человека два измерения — временное и пространственное, он но не делает выводов и не навязывает единого для всех решения. Вознесенский оставляет выбор за человеком, хотя сам, конечно же, выбирает «временную» жизни, которая измеряется не только жизнью земной, но и жизнью вечной.
По Вознесенскому, человек — строитель того времени, в котором
живет:
… минутные деревья вам доверены,
владейте не лесами, а часами.
И здесь поэт говорит о том, что время — оно выше всего. И именно оно охраняет человечество, его жизнь от забвения и разрушения: «живите под минутными домами». Мысль парадоксальная, но очень точная, как мне кажется.
Таким образом, можно сказать, что автор облекает все вещное, пространственное, во временную ткань. Даже Дом у него приравнивается ко времени. Это две параллельные прямые, которые все же, в конце концов, пересекаются. Даже одежду Вознесенский предлагает заменить временем, ведь оно дороже самых ценных мехов:
и плечи вместо соболя кому-то
закутайте в бесценную минуту…
Действительно, время — это самый лучший подарок для любого человека, но, к сожалению, подарить его — во власти только высших сил, Бога.
Стоит заметить, что рифма вообще не свойственна стихам Вознесенского. В данном стихотворении он зарифмовал лишь первую и вторую строфы — те, которые посвящены вещной стороне человеческого существования. Другие же две строфы не только не зарифмованы, но и построены несимметрично (по пять и два стиха в каждой). Они такие же, как и само время, о чем и говорит поэт в первом стихе третьей строфы: «Какое несимметричное Время!»
Пафос стихотворения «Живите не в пространстве, а во времени…» строится на противопоставлении — времени и пространства. И хотя поэт ставит их на разные полюса жизни человека, одно без другого невозможно. Впрочем, и люди не могут существовать без них.
Интересно, что в стихотворении нет конкретизации — нет ни лирического героя, ни обращения к кому-то лично. Все обобщенно, и вместе с тем касаемо каждого.
Вознесенский доказывает, что у него жизнь не такая, как у читателя, но зато такая, к которой читатель непременно должен стремиться. И хотя прямо в стихотворении это не указано, это чувствуется. Чтобы стать художником, личностью, нужно жить «во времени». То есть, подчеркивая дистанцию, Андрей Вознесенский одновременно призывал ее преодолеть.
И эта реальная, манящая достижимость приобщения к миру искусства завораживает и обольщает. Ведь именно такие люди, как поэт, живут во времени еще долго, даже после своей телесной жизни.
Странные сравнения, очень точные и пугающие, приводит автор в предпоследней строфе. Бросает в дрожь от осознания верности того, что:
Последние минуты — короче,
Последняя разлука — длиннее…
И ничего здесь не попишешь — так и есть. Нагнетание в строфе атмосферы безысходности, но возможности все изменить, выбора, подчеркивает повторение слова «последние».
Мне кажется, автор медленно, но верно подводит читателя к основной мысли стихотворения:
Умирают — в пространстве,
Живут — во времени.
И здесь уж выбор за каждым — где он хочет жить, какую память о себе оставить. Наверное, это один из вечных, но вот так странно выраженных в стихотворении современного поэта, вопрос.



spacer
Анализ стихотворения Андрея Вознесенского «Живите не в пространстве, а во времени…»