Три поколения в пьесе Чехова “Вишневый сад”

Название пьесы символично. “Вся Россия – наш сад”,- сказано у Чехова. Эта последняя пьеса была написана Чеховым ценой огромного напряжения физических сил, и простое переписывание пьесы было актом величайшей трудности. Чехов закончил “Вишневый сад” накануне первой русской революции, в год своей ранней смерти (1904).
Думая о гибели вишневого сада, о судьбе обитателей разоряющегося имения, он мысленно представлял себе всю Россию на сломе эпох.
В преддверии грандиозных переворотов, словно чувствуя возле себя шаги грозной реальности,

Чехов осмысливал настоящее с позиций прошлого и будущего. Далеко идущая перспектива насыщала пьесу воздухом истории, сообщала особую протяженность ее времени и пространству. В пьесе “Вишневый сад” нет острого конфликта, все, казалось бы, идет своим чередом и между героями пьесы не происходит открытых ссор и столкновений. И все же конфликт существует, но не открытый, а внутренний, глубоко скрытый в мирной на первый взгляд обстановке пьесы. Конфликт состоит в непонимании поколения поколением. Кажется, будто в пьесе пересеклись три времени: прошлое, настоящее и будущее. И каждое из трех поколений мечтает о своем
времени.
Пьеса начинается с приезда Раневской в свое старинное родовое имение, с возвращения к вишневому саду, который стоит за окнами весь в цвету, к знакомым с детства людям и вещам. Возникает особая атмосфера проснувшейся поэзии и человечности. Словно в последний раз ярко вспыхивает – как воспоминание – эта живая жизнь на пороге умирания. Природа готовится к обновлению – ив душе Раневской пробуждаются надежды на новую, чистую жизнь.
Для купца Лопахина, который собирается приобрести имение Раневской, вишневый сад тоже означает нечто большее, чем просто объект коммерческой сделки.
В пьесе перед нами проходят представители трех поколений: прошлое – Гаев, Раневская и Фирс, настоящее – Лопахин и представители будущего поколения – Петя Трофимов и Аня, дочь Раневской. Чехов не только создал образы людей, чья жизнь пришлась на переломную эпоху, но запечатлел само Время в его движении. Герои “Вишневого сада” оказываются жертвами не частных обстоятельств и собственного безволия, а глобальных законов истории – деятельный и энергичный Лопахин такой же заложник времени, как пассивный Гаев. Пьеса построена на уникальной ситуации, которая стала излюбленной для драмы XX века,- ситуации “порога”. Еще ничего такого не происходит, но есть ощущение края, бездны, в которую должен низвергнуться человек.
Любовь Андреевна Раневская – представительница старого дворянства – женщина непрактичная и эгоистичная, наивная в своем любовном увлечении, но она добра и отзывчива, и в ней неувядает чувство красоты, что особо подчеркивает Чехов. Раневская постоянно вспоминает о своих лучших молодых годах, проведенных в старом доме, в красивом и роскошном вишневом саду. Она живет этими воспоминаниями о прошлом, ее не устраивает настоящее, а о будущем – и думать не хочет. Ее инфантильность кажется смешной. Но оказывается, все старое поколение в этой пьесе мыслит так же. Никто из них не пытается ничего изменить. Они говорят о прекрасной старой жизни, но сами, кажется, смиряются с настоящим, пускают все на самотек и уступают без борьбы.
Лопахин – представитель буржуазии, герой настоящего времени. Вот как сам Чехов определял его роль в пьесе: “Роль Ло-ахина центральная. Ведь это не купец в пошлом смысле слова… это мягкий человек… порядочный человек во всех смыслах…” Но этот мягкий человек – хищник, он живет сегодняшним днем, поэтому его идеи умны и практичны. Сочетание бескорыстной любви к прекрасному и купеческой жилки, мужицкая простота и тонкая артистическая душа слились в образе Лопахина воедино. Он ведет оживленные беседы о том, как изменить жизнь к лучшему, и вроде бы знает, что делать. Но на самом деле и он не является идеальным героем пьесы. Мы чувствуем его неуверенность в себе.
В пьесе переплетаются несколько сюжетных линий. Гибнущий сад и несостоявшаяся, даже незамеченная любовь – две сквозные, внутренне связанные темы пьесы. Раньше всех заканчивается линия несостоявшегося романа Лопахина и Вари. Она построена на излюбленном чеховском приеме: больше всего и охотнее всего говорят о том, чего нет, обсуждают подробности, спорят о мелочах несуществующего, не замечая или сознательно замалчивая существующее и существенное. Варя ждет простого и логического хода жизни: раз Лопахин часто бывает в доме, где есть незамужние девушки, из которых подходит ему лишь она. Варя, значит, должен жениться. У Вари даже мыс-ли не возникает иначе взглянуть на ситуацию, подумать, любит ли ее Лопахин, интересна ли она ему? Все Варины ожидания основаны на досужих пересудах о том, что этот брак был бы удачен!
Казалось бы, Аня и Петя Трофимов являются надеждой автора на будущее. Вокруг Пети Трофимова группируется романтический план пьесы. В его монологах много общего с мыслями лучших чеховских героев. С одной стороны, Чехов только и делает, что ставит Петю в смешные положения, постоянно компрометируя его, снижая его образ до предельно негероического – “вечный студент” и “облезлый барин”, которого Лопахин постоянно останавливает своими ироническими замечаниями. С другой стороны, мысли и мечты Пети Трофимова близки собственным умонастроениям Чехова. Петя Трофимов не знает конкретных исторических путей к хорошей жизни и его совет Ане, разделяющей его мечты и предчувствия, по меньшей мере наивен. “Если у вас есть ключи от хозяйства, то бросьте их в колодец и уходите. Будьте свободны, как ветер”. Но в жизни назрел коренной перелом, который предчувствует Чехов, и не характером Пети, степенью зрелости его мировоззрения, а обреченностью старого определяется неотвратимость.
Но разве может такой человек, как Петя Трофимов, изменить эту жизнь? Ведь выдвинуть новые идеи, войти в будущее и повести за собой остальных могут только умные, энергичные, уверенные в себе люди, люди действующие. А Петя, как и другие герои пьесы, больше говорит, чем действует, он вообще ведет себя как-то нелепо. Аня еще слишком молода. Она никогда не поймет драмы матери, а сама Любовь Андреевна никогда не поймет ее увлечения Петиными идеями. Аня вообще еще мало знает жизнь для того, чтобы ее изменить. Но Чехов видел силу молодости именно в свободе от предубеждений, от футляр-ности мыслей и чувств. Аня становится единомышленницей Пети, и это усиливает звучащий в пьесе мотив будущей прекрасной жизни.
В день продажи имения Раневская затевает совершенно неуместный с точки зрения здравого смысла бал. Зачем он ей нужен? Для живой Любови Андреевны Раневской, что теребит сейчас в руках мокрый платок, ожидая возвращения брата с торгов, этот нелепый бал важен сам по себе – как вызов повседневности. Она вырывает у будней праздник, хватает от жизни то мгновение, которое способно протянуть нить к вечности.
Имение продано. “Я купил!” – торжествует новый хозяин, гремя ключами. Ермолай Лопахин купил имение, где дед и отец его были рабами, где их не пускали даже на кухню. Он уже готов хватить топором по вишневому саду. Но в высший момент торжества этот “интеллигентный купец” неожиданно чувствует стыд и горечь свершившегося: “О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась как-нибудь наша нескладная, несчастливая жизнь”. И становится ясно, что для вчерашнего плебея, человека с нежной душой и тонкими пальцами, покупка вишневого сада, в сущности, “ненужная победа”.
В конечном счете, Лопахин – единственный, кто предлагает реальный план спасения вишневого сада. И реален этот план прежде всего потому, что Лопахин понимает: в прежнем виде сад сохранить нельзя, время его ушло, и теперь сад можно сохранить, лишь переустроив в соответствии с требованиями новой эпохи. Но новая жизнь означает прежде всего смерть былого, и палачом оказывается тот, кто яснее всех видит красоту гибнущего мира.
Итак, основной трагизм произведения состоит не только во внешнем действии пьесы – продаже сада и имения, где многие из действующих лиц провели свою молодость, с которым связаны их лучшие воспоминания, но и во внутреннем противоречии – неспособности тех же самых людей что-либо изменить для улучшения своего положения. Постоянно ощущается эта нелепость событий, происходящих в пьесе. Нелепо выглядят Раневская и Гаев с их привязанностью к старым предметам, нелеп Епиходов, а Шарлотта Ивановна сама олицетворение ненужности в этой жизни.
Последний акт, как всегда у Чехова,- момент расставания, прощания с прошлым. Горестного для старых хозяев “вишневого сада”, хлопотного для нового дельца, радостного для молодых душ с их безоглядной блоковской готовностью отринуть все – и дом, и детство, и близких, и даже поэзию “соловьиного сада” – ради того, чтобы с открытой, свободной душой крикнуть: “Здравствуй, новая жизнь!” Но если с точки зрения социального завтра “Вишневый сад” звучал как комедия, то для своего времени – как трагедия. Две эти мелодии, не сливаясь, проступали в финале одномоментно, рождая сложный трагикомический исход произведения.
Молодые, весело, призывно перекликаясь, убегают вперед. Старые люди, как старые вещи, сбились в кучу, о них спотыкаются, не замечая их. Подавляя слезы, бросаются друг к другу Раневская и Гаев. “О мой милый, мой нежный, прекрасный сад. Моя жизнь, моя молодость, счастье мое, прощай!.. Прощай!..” Но музыка прощания заглушается “стуком топора по дереву, звучащим одиноко и грустно”. Затворяются ставни и двери. В пустом доме остается не замеченный в суете больной Фирс: “А человека-то забыли…” Старик один в запертом доме. Слышится “точно с неба звук лопнувшей струны”, и в тишине глухо стучит топор по дереву.
Символика “Вишневого сада” говорила о приближении грандиозных социальных катаклизмов и изменении старого мира.
В этом произведении отражены проблемы уходящего в прошлое дворянства, буржуазии и революционного будущего. При этом Чехов по-новому изобразил главный конфликт произведения – конфликт трех поколений.



spacer
Три поколения в пьесе Чехова “Вишневый сад”