Своеобразие поэзии военного времени

Когда говорят о Великой Отечественной войне, то мне в первую очередь представляются страдания и боль утрат не только тех, кто шел в бой, но и тех, кто находился в тылу. И поэтому, когда затрагивают тему военной поэзии, я вспоминаю и тех, кто воевал, и тех, кто ждал родных и близких с “поля брани”. Поэтому неудивительно, что для меня военная поэзия Анны Ахматовой настолько же близка, как и творчество А. Твардовского, Р. Гамзатова или Б. Слуцкого.
Мужественно, вместе со всем советским народом, переносит Ахматова ужасы войны. Она чувствует ответственность

каждого человека перед будущими поколениями:
Мы знаем, что нынче лежит на вехах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Здесь “я” и “мы” слиты в единое целое и становятся своеобразным девизом тех людей, которые самоотверженно шли к победе. Для Ахматовой, как для женщины, очень важны те чувства, которые испытывает мать, жена, дочь или сестра, провожая своих любимых на войну:
Щели в саду вырыты,
Не горят огни.
Питерские сироты,
Детоньки мои!
Под землей не дышится,
Боль сверлит висок.
Сквозь бомбежку слышится
Детский
голосок.
Когда вчитываешься в эти строчки, то начинаешь чувствовать боль и страдание каждой матери, готовой подписаться под этим стихотворением.
Не оставила без внимания поэтесса и страшные времена блокады Ленинграда:
Не шумите вокруг – он дышит,
Он живой еще, он все слышит:
Как на влажном балтийском дне
Сыновья его стонут во сне…
Таким образом, стихи Ахматовой о войне связаны со страданиями женщины, которая наравне с мужчинами переносит множество мук. Для нее война – это постоянная душевная ноющая боль, которую невозможно заглушить.
Немного иного характера душевные переживания мужчин на войне, поскольку на них лежит нечеловеческий груз ответственности за каждого живущего и за тех, кто воюет рядом. Так, стихотворение А. Твардовского “Я знаю, никакой моей вины…” повествует о нравственных муках солдата, который испытывает чувство вины перед погибшими товарищами:
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, –
Речь не о том, но все же, все же, все же…
На мой взгляд, чувство вины свойственно для большинства поэтов, писавших о Великой Отечественной войне. Должно быть, уже спустя годы, человек снова и снова возвращается на поле боя и думает о том, что можно было изменить:
Да, мы сделали все, что могли, мы,
Кто мог, сколько мог и как мог.
И были мы солнцем палимы,
И шли мы по сотням дорог.
Это строки из стихотворения Бориса Слуцкого, для которого память является главной наградой тех, кто воевал и отдал свою жизнь за свободу нового поколения:
Да, каждый был ранен, контужен,
И каждый четвертый – убит,
И лично отечеству нужен.
И лично не будет забыт.
Таким образом, война для целого поколения стала настоящим откровением, которое показало истинную сущность каждого. И, думаю, солдат, идущий в бой, всегда знал, ради чего и кого он это делает. Невольно вспоминаются строки из стихотворения “Говорят, что посмертно…”:
Пусть я стану частицей
Земли, отвоеванной в бою,
Но земли, на которой
Сейчас я всем сердцем живу.
Должно быть, эти слова являются ключевыми в жизни каждого настоящего солдата. Приближаясь к финалу своих размышлений, я снова хочу вернуться к творчеству Анны Ахматовой, ее стихотворению “Памяти друга”:
И в День Победы, нежный и туманный,
Когда заря, как зарево, красна,
Вдовою у могилы безымянной
Хлопочет запоздалая весна.
Такова судьба целого поколения, на которое какой-то высшей силой была возложена огромная ответственность за судьбы их детей, внуков и правнуков. И наша задача, на мой взгляд, – не забывать о том, что сделано этими людьми для нас, ценить это до конца своих дней. Ведь Великая Отечественная война – это своеобразный урок для всех тех, кто жил, живет и будет жить.



spacer
Своеобразие поэзии военного времени