Семья Турбиных (по роману М. А. Булгакова “Белая гвардия”)

Центральное место в романе М. А. Булгакова “Белая гвардия” занимает семья Турбиных. Молодые Турбины – Алексей, Елена и Николка – являются стержнем романа, вокруг которого строятся композиция и сюжет произведения.
В начале произведения мы встречаем эту семью в трауре: недавно умерла их мать. Смерть матери как хранительницы очага и главной фигуры в любой семье символизирует в “Белой гвардии” предстоящие испытания, выпавшие на долю Турбиных.
На мой взгляд, тема семьи вынесена Булгаковым на передний план неслучайно. В рушащемся

вокруг мире, в котором непонятно, где свои, а где чужие, семья, собравшаяся вокруг стола, является последней недрогнувшей твердыней, последней надеждой на мир и спокойствие. Булгаков видит в тихой семейной жизни спасение среди бури войны: “Никогда. Никогда не сдергивайте абажур с лампы! Абажур священен!”. Священен, как священна семейная жизнь и братская любовь.
Не потому ли предавший самое святое – свою семью – Тальберг кажется таким жалким и мелочным? По Булгакову, никакие обстоятельства, никакие оправдания не могут позволить бросить Дом и Семью: “Никогда не убегайте крысьей побежкой на неизвестность
от опасности. У абажура дремлите, читайте – пусть воет вьюга – ждите, пока к вам придут”.
Интересно, что тема семьи как представительницы сословия, поколения или даже нации получила в мировой литературе начала двадцатого века большое развитие. Стоит вспомнить хотя бы роман Томаса Манна “Будденброки”.
Семью Турбиных волнует один лишь вопрос: как жить дальше? Они еще совсем молодые. Алексею Турбину, военному врачу, только двадцать восемь лет. Елене Турбиной – двадцать четыре, а Николаю Турбину – семнадцать с половиной: “Жизнь-то им как раз перебило на самом рассвете”.
Отношения между Турбиными очень близкие и проникновенные. Братья искренне любят сестру и готовы драться за нее. Муж Елены Тальберг и его скользкий характер был ясен Алексею и Николаю с самого начала. Но то ли из-за слабохарактерности, а, скорее всего, из любви и уважения к сестре, они терпели и ни словом не обидели капитана. Даже когда понимали, что он бросает их семью и сбегает, по-христиански проводили его, расцеловавшись в коридоре.
Развал семьи означает для Турбиных конец мира и смерть для каждого его члена. Поэтому Елена, молясь и прося Богородицу “в один год” не кончать семью, готова пожертвовать самым дорогим – своим чувством к Сергею Тальбергу. И чудесное выздоровление Алексея вроде бы опять приносит в дом маленькую искорку надежды на то, что когда-нибудь все будет хорошо.
Но История, грозная и суровая, уже несла свой приговор Турбиным. Что их ожидает? Во тьме пожарищ, во чреве войны не важно кто – Петлюра, или гетман, или большевики – никто не разбирает, кто брат, а кто сестра. Для петлюровца Галаньбы не существует ни семьи, ни дома. Он забыл или захотел забыть, что перед Богом все равны. Поэтому этот герой убил еврея Якова Фельдмана как раз в ту минуту, когда жена еврея рожала и нуждалась в повивальной бабке.
Булгаков гениально описывает события восемнадцатого года. При этом он концентрирует внимание на судьбе семьи Турбиных, чтобы показать, что война – холодное и грязное чудовище. Она не жалеет никого: ни юного Николку, сильно напоминающего Николая Ростова, ни “рыжеватую Елену”, Елену Прекрасную. Войне все равно: петлюровец ты или большевик, монархист или социалист. Она без разбору съедает все, что попадается на ее пути. Война ненасытна и всегда беспощадна и несправедлива.
Дитя ненависти, война не имеет и не может иметь никакого оправдания. И сегодня, в веке двадцать первом, когда каждый день по телевизору передают репортажи с того или иного места ведения боевых действий, у войны очень много сторонников. Таких же слепых, как и она сама. Многие оправдывают войну в Чечне, в Ираке, не понимая, что необходимо всегда отвечать себе на один единственный вопрос: могу ли я оказаться на месте тех невинных людей, которые волею судьбы, как и Турбины, затянуты в водоворот войны? Кто завтра станет белыми? Кого будут убивать за вероисповедание, цвет кожи, нацию, мировоззрение?
Находится очень много взрослых людей, которые совершенно искренне воскликнут, как неизвестный в толпе из романа Булгакова, в толпе, идущей хоронить невинно убиенных спящих поручиков: “Так им и треба!” Глупцы! Они не понимают, что все люди смертны и нет смысла ускорять и без того скорый конец. Ведь все исчезнет, “а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?”



spacer
Семья Турбиных (по роману М. А. Булгакова “Белая гвардия”)