Интеллигенция и революция в романе М. А. Булгакова “Белая гвардия”

Революция 1917 года стала переломным событием для всей России. Не могла она не отразиться и на судьбах русской интеллигенции. М. А. Булгаков считал себя представителем интеллигенции и выразителем его дум и чаяний. В своем письме правительству от 28 марта 1930 года писатель откровенно признавался: “…Последние мои черты в погубленных пьесах “Дни Турбиных”, “Бег” и в романе “Белая гвардия”: упорное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране. В частности, изображение интеллигентско-дворянской семьи, волею

непреложной исторической судьбы брошенной в годы гражданской войны в лагерь белой гвардии, в традициях “Войны и мира”. Такое изображение вполне естественно для писателя, кровно связанного с интеллигенцией”.
Постреволюционную трагедию людей, оказавшихся в водовороте гражданской войны, а после ее окончания, в значительной своей части, – в эмиграции, писатель запечатлел в первом своем романе “Белая гвардия”.
Здесь семья Турбиных участвует в событиях гражданской войны в Городе, за которым легко угадывается родной Булгакову Киев. Главный герой романа, старший брат Алексей Турбин, – военный медик,
много повидавший за три года мировой войны. Он – один из тысяч офицеров старой русской армии, которым после революции приходится делать выбор между противоборствующими сторонами, вольно или подневольно служить в одной из враждующих армий. Турбин не горит желанием воевать. Однако ему и его младшему брату Николке войны избежать не удается. Они в составе разрозненных офицерских дружин участвуют в безнадежной обороне города от Петлюры.
В армии гетмана братья Турбины служат всего несколько часов. Но старший Турбин успевает получить ранение в перестрелке с преследующими его петлюровцами. Больше Алексей в гражданской войне участвовать не намерен. Николка же еще собирается сражаться с красными в составе добровольческой армии. В финале романа содержится намек на его будущую гибель.
В своем произведении Булгаков явно на стороне Алексея Турбина, стремящегося к сохранению семейных устоев, к налаживанию нормальной, мирной жизни. Важно, что все это происходит в условиях тотального разрушения прежней жизни, когда красные пытались заменить старую культуру новой, то ли псевдонациональной, то ли революционной. Писатель воплотил в “Белой гвардии” свою идею сохранения дома, родного очага после всех потрясений революции и гражданской войны.
Кроме того, по Булгакову, все власти, сменяющие друг друга в гражданской войне, враждебны интеллигенции.
Писатель считал, что сохранить “гавань с кремовыми шторами” нужно, несмотря ни на что. Булгаков, на мой взгляд, явно видел в большевиках лучшую альтернативу по сравнению с петлюровской вольницей и считал, что интеллигентам, уцелевшим в огне гражданской войны, надо, скрепя сердце, примириться с советской властью. Однако при этом следует сохранить достоинство и неприкосновенность внутреннего духовного мира, а не идти на беспринципную капитуляцию. Желание жить на родине, в России, присуще подавляющему большинству русских интеллигентов. Ради этого необходимо найти какой-то компромисс с большевиками, отказавшись от борьбы с советским режимом, но не поступаясь своими нравственными принципами.
Белая идея оказалась слаба перед красной. Она была опозорена трусостью и шкурничеством штабов, бестолковостью вождей. Булгаков вкладывает в уста своего героя Мышлаевского слова одобрения организованности большевиков. Но это вовсе не значит, что идеи победивших в гражданской войне большевиков в нравственном отношении привлекательны для писателя. Большевики также сеют насилие и кровь, за которую никто не ответит, как подчеркивается в финале “Белой гвардии”.
Точка зрения великого русского писателя, пытавшегося, по его словам, “стать бесстрастно над красными и белыми”, привела лишь к тому, что власти стали видеть в нем “белогвардейца-врага”. Поэтому публикация “Белой гвардии” в СССР так и не была завершена при жизни автора.
Я думаю, что всей жизнью Булгаков подтвердил правильность своей позиции. Несмотря на то, что писателя не печатали, устраивали газетную травлю его произведений, он до конца своих дней остался настоящим интеллигентом. И всегда был верен своей принципиальной позиции.
Мне кажется, что предложенная Булгаковым позиция русской интеллигенции дала самый лучший результат. Ведь именно интеллигенции удалось сохранить традиции русской культуры и нравственный стержень в душе, а также пронести их сквозь кровавое двадцатое столетие.



spacer
Интеллигенция и революция в романе М. А. Булгакова “Белая гвардия”