Реальность и художественный вымысел в образах Пугачева и Екатерины II в романе А. С. Пушкина «Капитанская дочка»

В романе Пушкина «Капитанская дочка» образы Емельяна Пугачева и императрицы Екатерины II являются символами власти. Можно сказать, что эти исторические фигуры находятся на разных полюсах, являются кардинально противоположными.
Известно, что в «Капитанской дочке» Пушкин противопоставил народ и власть. Главной причиной пугачевского бунта он считал оторванность власти от народа, незнание и нежелание властьимущих знать потребности простого мужика. Отсюда — национальные трагедии, одной из которых является, по мнению Пушкина,

бунт под предводительством Емельяна Пугачева.
Пугачев — народный герой. Он представляет народную власть, народного избранника. Недаром простые казаки готовы отдать за него жизнь. В основе образа Пугачева — реальный прототип. Романный Пугачев — казак, самозванец, предводитель восставших казаков, называвший себя государем Петром III. Чтобы подчеркнуть историзм своего произведения, писатель вводит некоторые события и детали, имевшие место в реальности. Так, в главе «Пугачевщина» приводится казенный приказ о поимке Пугачева, существовавший на самом деле. Кроме того, в романе приводятся подлинные исторические
факты: поимка и казнь Пугачева, например.
Но, безусловно, фигура Пугачева в «Капитанской дочке» не приравнивается к его историческому прототипу. В романе это один из самых сложных и многомерных образов, представляющих собой сплав исторических, бытовых, символических и фольклорных элементов. В произведении фигура Пугачева перерастает в символический образ, олицетворяющий историю и судьбу.
Облик Емельяна Пугачева конкретен, глазами Гринева мы видим его портрет, знаем о его происхождении. Но, в то же время, реалистичность Пугачева только кажущаяся. С его появлением в роман входит атмосфера чего-то мистического и загадочного. Пугачев напоминает оборотня, сущность которого постичь не дано никому. Из бродяги этот герой легко превращается в «государя-императора». В Пугачеве то проявляются черты плутоватого мужика, то мудрость, сила и величие народного вождя. В таких главах романа, как «Незваный гость», «Мятежная слобода», «Сирота» метаморфозы Пугачева следуют одна за другой: то он властный и грозный государь, то справедливый и милосердный спаситель, то жестокий и скорый на расправу мужик, то мудрый и рассудительный государственный муж.
Образ Пугачева в романе трагичен. Причем герой сам осознает эту трагичность. Это подчеркнуто и в казачьей песне, которую он поет, и в столь любимой им калмыцкой сказке. Облик Емельяна Пугачева во многом овеян героическим ореолом. Вспомним, что он отвергает возможность милости государыни по отношении к нему, сам при этом милуя своих противников. Для него милосердие — это неприемлемое оскорбление.
Образ Емельяна Пугачева в романе дан в фольклорном ключе. В сознании Гринева он тесно связан с явлением чуда, с самой судьбой. В начале романа Пугачев появляется из метели, затем он станет главным героем пророческого сна Петра Гринева. В нем лжегосударь предстает в облике вожатого, вождя, который невольно раскрыл мемуаристу глаза на законы жизни, истории, судьбы.
Таким образом, Пугачев в «Капитанской дочке» одновременно и реален, и фантастичен. Он соединяет два пласта: внешний, жизненный, и мистический, пласт судьбы и истории. Образ Емельяна Пугачева — центральный образ романа. С ним связаны размышления Пушкина об истории и судьбе, о соотношении частной жизни и жизни исторической.
Образ Пугачева невидимыми нитями связан с образом еще одного «человека власти» — Екатерины II, официальной государыни. В романе возникают смысловые и композиционные параллели, соединяющие этих двух героев. Основная из них: встреча Гринева с Пугачевым в Белогорской крепости — встреча Маши Мироновой с Екатериной II в Петербурге.
Пушкин дал в этом эпизоде реальный портрет императрицы: «Она была в белом утреннем платье, в ночном чепце и в душегрейке. Ей казалось лет сорок. Лицо ее, полное и румяное, выражало важность и спокойствие, а голубые глаза и легкая улыбка имели прелесть неизъяснимую».
Образ Екатерины II, справедливой, милосердной, благодарной, написан Пушкиным с нескрываемой симпатией, овеян романтическим ореолом. Это не портрет реального человека, а некий обобщенный образ. Екатерина — это та святыня, которую защищали дворяне в войне с Пугачевым.
Екатерина внимательно выслушивает Машу Миронову и обещает разобраться в ее просьбе, хотя отношение императрицы к «предателю» Гриневу резко отрицательное. Узнав все подробности дела и проникшись искренней симпатией к капитанской дочке, Екатерина милует жениха Маши и обещает позаботиться о материальном благополучии девушки: «… но я в долгу перед дочерью капитана Миронова. Не беспокойтесь о будущем. Я беру на себя устроить ваше состояние».
На мой взгляд, персонально к Екатерине II у Пушкина не было никаких «претензий». Известно, что по своим политическим убеждениям писатель был монархистом. Все преобразования, по его мнению, должны были проводиться только в рамках этой системы. Но в том, что реформы необходимы, у Пушкина не было никаких сомнений.
Таким образом, «Капитанская дочка» — исторический роман, в котором действуют два основных исторических лица: Емельян Пугачев и Екатерина II. Попав в ткань художественного произведения, эти реальные фигуры обрели много вымышленных черт, превратились в художественные образы, служащие для выражения авторской позиции, взглядов Пушкина на историю, проблему власти и народа, судьбы. На реальную основу этих персонажей наложился художественный вымысел, авторская воля, в результате чего был создан один из лучших русских исторических романов.



spacer
Реальность и художественный вымысел в образах Пугачева и Екатерины II в романе А. С. Пушкина «Капитанская дочка»