Разрушение стереотипов (Возвращение забытых имен)

Я о тебе как о своем тужу
И каждому завидую, кто плачет.
А. Ахматова.
В широком потоке возвращаемой сегодня литературы можно выделить произведения, появление которых в печати через пятьдесят с лишним лет внесло значительные коррективы в традиционные представления о советской классике, сформировавшиеся в результате господствовавшего в течение полувека мифологического сознания. Незыблемым казался в течение многих лет ряд писательских имен, неизменно включаемых в вузовские и школьные программы, в учебники и научные монографии. Начавшееся

в конце 50-х годов возвращение забытых или настойчиво подвергавшихся остракизму художников не расшатало устои прочного литературного мифа.
“Они были, – как справедливо пишет М. Чудакова, – отосланы на окраину литературного процесса, сильно его пополнив, но не изменив официально принятых контуров”. И только в конце “80-х годов эти контуры обнаружили тенденцию к изменчивости.
Среди писателей, которые оказали существенное влияние на наши представления о советской литературе, кроме уже принявших статус классиков Михаила Булгакова, Андрея Платонова, Всеволода Иванова, Андрея Белого, следует назвать
и возвратившихся не так давно Евгения Замятина и Бориса Пильняка, бывших в авангарде литературного процесса 20-х годов. Роман Е. Замятина “Мы”, повести Б. Пильняка “Красное дерево” и “Повесть непогашенной луны” отличаются тем же авторским пафосом, что и последние опубликованные произведения А. Платонова (“Чевенгур”, “Котлован”, “Ювенильное море”), М. Булгакова (“Собачье сердце”), Вс. Иванова (“У” и “Кремль”).
Общим для всех названных писателей является внимание к общечеловеческому, к огромному ценностному потенциалу, хранимому отдельной личностью, а также к явлениям социальной жизни, не позволяющим этот потенциал раскрыть. Многие произведения носят провидческий характер, представляя собой опыт социального прогнозирования. В большинстве из них содержится критика “казарменного социализма”, нарушающего основные законы природы, отчуждающего человека от мира, от вселенной, от другого человека, от всего сущего. Именно поиск “неразъятой сущности” составляет один из главных мотивов творчества этих художников, тем самым включающихся в контекст художественно-философских исканий мирового искусства.
Высокая идея получает в творчестве М. Булгакова, Е. Замятина, А. Платонова, Вс. Иванова, А. Белого, Б. Пильняка адекватное художественное воплощение, что придает их произведениям большое функциональное значение. Они становятся разрушителями стереотипов, возвращая читательскому сознанию способность освобождаться от оков догмата. Одновременно разрушается иерархическая структура писательских имен в советской прозе. Забытые в свое время Е. Замятин и Б. Пильняк “возвращают” и свой статус больших художников, определившийся еще в 20-е годы. А. Платонов все чаще квалифицируется критикой как национальный гений, чей художественный мир “становится тем солнцем, которое восходит сегодня над русской прозой”. М. Булгаков все более утверждается в одном из первых рядов современной мировой литературы.
Есть своя закономерность в том, что произведения этих писателей так долго не выходили в свет. И не только потому, что они “не помещались в своем времени”. Творцы советской мифологии, безошибочно угадывая “ересь”, не допускали возможности инакомыслия художника, традиционно призванного возбуждать в человеке страсть к свободе. Характерно, что к концу 20-х годов отчуждалась от читательской аудитории не только “идеологически враждебная” литература, но и произведения с нейтральным содержанием, однако по форме далекие от “генеральной линии” социалистического реализма.
Необычность стиля повлияла на судьбу романа Вс. Иванова “У”, написанного в 1930 году и вышедшего в свет только в 1988-м. Поэтика абсурда, которую использовал в произведениях Д. Хармс, также закрыла им в свое время дорогу в печать, поэт при жизни почти не публиковался, Не переиздавалась до наших дней написанная в послеоктябрьский период почти неизвестная российскому читателю проза А. Белого, несущая в себе черты модернизма. Тем не менее искусство развивалось по своим внутренним генетическим законам, подспудно оказывая влияние на формирование нового мышления. Будучи теперь доступной широкому читателю, возвращенная литература, являя собой высокие образцы художественной прозы, открыто воздействует на сознание народа, все более раскрепощая его, побуждая человека к поиску истины. Наступило время выплаты неисчислимых долгов русским художникам, подвижничеством которых была сохранена культурная традиция в России.
Повышенный интерес вызывают у читателя произведения М. Булгакова, А. Платонова, Е. Замятина, Б. Пильняка, остросоциальное содержание которых актуализирует их в современности, во многом помогая прояснить смысл сегодняшней ситуации в обществе.



spacer
Разрушение стереотипов (Возвращение забытых имен)