Поэзия И. Северянина

Время требует мифов, и время творит их. Среди множества мифов 20 века живет миф о поэте Игоре Северянине. Он вошел в историю русского стиха как основатель эгофутуризма, как «король поэтов», автор «изысканных» стихов, один из родоначальников массовой культуры 20 века. О Северянине можно сказать, что он изготавливал товар по душе, но всегда оставался подлинным поэтом.
Игорь Северянин начал писать стихи уже с восьми лет. Тогда же он решил непременно прославиться как поэт. Первое стихотворение Северянина было опубликовано в 1905 году. Затем,

в течение 3-4 лет он издал за свой счет 35 сборников. Но поэта не замечали. Обратил внимание на молодое дарование Л. Н. Толстой. Великий писатель пришел в негодование от стихов безвестного поэта и тем прославил его имя. Северянина стали приглашать на поэтические вечера в самые престижные залы Петербурга.
Несмотря на то, что Северянин был футуристом, его поэтическая позиция была прямо противоположна позиции Маяковского. Оба этих поэта шли на площадь, к «униженной и оскорбленной толпе». Но Маяковский нес грубое, резкое, «весомое» слово. Северянин же предлагал «утончиться вкусом народа».
Позиция открытого
самоупоения поэта должна была потрясти и потрясала публику нахальством и вызовом:
Не мне расчет лабораторий,
Нет для меня учителей.
Парю в лазоревом просторе
Со свистом солнечных лучей!
Именно Северянин ввел слово «футуризм» в поэтический обиход Серебряного века. Но, добавив к нему «эго», поэт решительно отмежевался от других футуристов. Их эстетика казалась Северянину социально опасной, агрессивной и антипоэтической. Принцип эгофутуризма — «что ни слово, то сюрприз» — сочетался у Северянина с позицией лирического героя, любующегося собственными поэтическими изысками. Словарь Северянина («грезы», «будуар», «паж», «муар», «эксцесс») производил впечатление далекой, изящной страны, где нет повседневных забот. В этой стране прекрасные дамы скучающе поджидают своих обожателей под сенью экзотических деревьев.
В 1913 году вышла лучшая книга И. Северянина — «Громокипящий кубок». За два года она переиздавалась семь раз. А. Блок, первоначально резко отозвавшийся о поэзии «златолирного певца», отметил в своем дневнике: «Это настоящий, свежий, детский талант».
Слава Северянина достигла пика в 1914 году. Он выступал на поэтических вечерах, собиравшие полные залы. Манера декламации этого поэта (он «пел» свои стихи) завораживала и восхищала слушателей. Музыкальность названий стихов Северянина («Соната», «Симфония», «Серенада») подчеркивала важность именно звучаний его стихотворений. Звуки сплетались в неожиданные ассонансы:
Вдруг золотеет паутина, как символ ленных
пленов солнца,
И я, сравнив себя со всеми, клуб дам
не потому ль?
Вслед за «Горомокипящим кубком» вышли такие сборники Северянина, как «Златолира» (1914), «Ананасы в шампанском» (1915), «Тост безответный» (1916). Все они варьировали мотивы главной книги стихов поэта.
В стихах Северянина открывался особый мир грез — страна «Миррелия». Она была названа в честь «певицы страсти» Мирры Лохвицкой, поэзию которой Северянин считал главным своим источником. В Миррелии царствовали любовь и красота, а предметом поклонения там всегда была женщина. И неважно, являлась ли она деревенской простушкой или прекрасной принцессой. Читатель с удовольствием шел в этот волшебный мир Северянина, далекий от грохота реальных катастроф:
Быть может и любит, да только не скажет…
Да только не скажет и чувств не покажет.
А раз не покажет — так что в этом толку.
Надеждой терзает, надеждой тревожит…
А может быть вовсе не любит? Быть может!
С 1919 года Северянин постоянно живет в Эстонии. Главные темы его поэзии — чувственная любовь и слава — отступают перед ностальгическими воспоминаниями и острым чувством покинутой, но не утраченной родины:
Моя безбожная Россия,
Священная моя страна!
Ее лавины снеговые,
Ее цыгане кочевые, —
Ах, им ли радость не дана?
Лучшая книга позднего Северянина, по моему мнению, — это «Классические розы». В ней поэт переходит на иной язык: классически ясный, подчеркнуто простой и естественный. В это время Северянин много выступает в концертных залах Литвы, Латвии, Финляндии, Польши, Германии, Болгарии, Франции. Теперь его задача — вспомнить мельчайшие подробности прошлой жизни, эпохи своей молодости, которая осталась позади:
Много видел я стран и не хуже ее —
Вся земля мною нежно любима.
Но с Россией сравнить?.. С нею — сердце мое,
И она для меня несравнима!
«Слава солнца», 1925.
В 1925 году Северянин создает «роман в строфах», ориентируясь на «Евгения Онегина» Пушкина. Это произведение, по замыслу поэта, должно было стать «энциклопедией» предвоенной поры. Но замыслу мешал «лиризм» Северянина. Этот поэт всегда был лириком, тонко чувствующим «нюансы жизни»:
Но дни идут — уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп…
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страною брошенные в гроб!



spacer
Поэзия И. Северянина