“Корень злых дел в дурных мыслях” (по роману Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание”)

Роман Достоевского “Преступление и наказание” – величайшее философско-психологическое произведение. Главного героя романа – Родиона Раскольникова – никак нельзя назвать обычным преступником. Это молодой человек с философским складом ума, всегда готовый прийти на помощь, анализирующий свои мысли и поступки.
Придавленный бедностью, озлобленный своим бессилием помочь близким людям, Раскольников решается на преступление, на убийство отвратительной старухи-процентщицы, извлекающей выгоду из людских страданий. Родион жаждет

мести за поруганное и обездоленное человечество, за унижение и страдание Сони Мармеладовой, за всех тех, кто доведен Лужиными и Свидригайловыми до предела унижения, нравственных мучений и нищеты.
Во всей этой ситуации есть одно “но”… Лев Николаевич Толстой говорил: “Корень злых дел в дурных мыслях…” Я считаю, нам следует подумать над этим высказыванием. Раскольников “чувствовал” и видел мир, его историю, его победы и поражения, его неудачные попытки перестроить основы существования. Этому человеку, слишком увлеченному окружающим, казалось, что он понял людей, добрался до корня жизни и несчастья
народов. Теперь Раскольников обратился к себе и решил все взять в свои руки, использовать закон по своему разумению, направить ход корабля по пути, предначертанному им самим.
Протест и возмущение Родиона против общественного строя сочетается с теорией “сильной личности”. Презрение к обществу и его законам, нравственным понятиям, к рабской покорности приводит героя к утверждению о неизбежной, сильной, властвующей личности, которой “все дозволено”. Преступление должно доказать самому Раскольникову, что он не “тварь дрожащая”, а “настоящий властелин, которому все разрешается”.
Ошибка главного героя заключается в том, что причину зла он видит в самой природе человека, и закон, дающий право сильным мира сего творить зло, считает извечным. Вместо того, чтобы бороться против безнравственного строя и его законов, он следует им. Раскольникову кажется, что он отвечает за свои поступки лишь перед собой и что суд других ему безразличен. Родиона нисколько не трогает совершенное им преступление. Он слишком уверен в правильности своих идей, уверен в своей самобытности и исключительности. Что тут такого, если он убил? Он убил только одну “вошь”, из всех “вшей самую наибесполезнейшую”. Когда он слышит слово “преступление”, он кричит в ответ: “Преступление! Какое преступление?.. то, что я убил гадкую, зловредную вошь, старушонку-процентщицу, никому не нужную, которую убить – сорок грехов просят, которая из бедных сок высасывала, и это же преступление? Не думаю я о нем, и смывать его думаю!”
Раскольников анализирует причины и дает различные объяснения своему поступку: “хотел Наполеоном сделаться”, помочь матери, ссылается на безумие, на озлобление, которое довело его до сумасшествия; говорит о бунте всех и вся, об утверждении своей личности. “Тварь ли я дрожащая, или право имею…” – именно здесь и проявляется идея Родиона в чистом виде. Эти слова превращают его в героя наполеоновского типа.
Наполеоны – повелители по “природе” и осуществляют свою власть, ничем не гнушаясь: ни кровью, ни предательством, ни совестью, ни предрассудками. “Нет, те люди не так сделаны, настоящий властелин – кому все разрешается, громит Тулон, делает резню в Париже, забывает армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе и отделывается каламбуров в Вильне, и ему же, по смерти, ставят кумиры, – а стало быть, и все разрешается. Нет! На этаких людях, видно, не тело, а бронза!”.
Раскольников берет на себя решение: “… тому, или тем жить на свете, то есть Лужину ли жить и делать мерзости, или умирать Катерине Ивановне?” Он не может перенести, чтобы такие, как Соня, были несчастными, он не мог вынести несправедливости.
Кульминационная сцена, где сам убийца перечисляет, пересматривает и в конечном счете отвергает все мотивы преступления, – сцена его признания Соне. Впрочем, временами Раскольников жалеет и огорчается, что не смог стать Наполеоном. Он не смог достичь власти ради власти, хотя и был готов на самые жестокие и кровавые преступления: “О подлость! …. О, как я понимал “пророка”, с саблей, на коне: велит Аллах, и повинуйся, дрожащая тварь! Прав, прав “пророк”, когда ставит где-нибудь поперек улицы хор-р-р-рошую батарею и дует в правого и виноватого, не удостаивая даже объясниться! Повинуйся, дрожащая тварь, и – не жалей, потому – не твое это дело! О, ни за что, ни за что не прощу старушонки!”
Но все доводы рассудка, казавшиеся ему столь удивительными, отпадают один за другим. Таким образом, в романе “Преступление и наказание” прослеживается другая идея, идея о том, что нельзя прийти к благу через убийство, даже если добро во много раз превышает зло. Достоевский был против насилия, и своим романом он спорит с революционерами, утверждающими, что единственный путь ко всеобщему счастью – “призвать Русь к топору”.
Дурные мысли и дела никогда не могут быть во благо человечеству, и никакое зло нельзя оправдать счастьем миллионов. Счастье нельзя “построить” на крови, жестокости, насилии. Раскольников приходит все-таки к переосмыслению нравственных ценностей: “Разве я старушонку убил? Я себя убил”. Достоевский считает, что только через положительное, высокое, человечество может возвысится.



spacer
“Корень злых дел в дурных мыслях” (по роману Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание”)