Анализ эпизода из рассказа И. А. Бунина “Господин из Сан-Франциско”

Рассказ И. А. Бунина “Господин из Сан-Франциско” был написан в 1915 году, в разгар первой мировой войны. Это произведение носит острый социально-философский характер, в котором писатель рассуждает на вечные темы, вновь ставшие злободневными в свете военных событий.
Финальные эпизоды рассказа – это концентрация всех социальных и философских мотивов произведения. Эти эпизоды повествуют об обратном пути главного героя – господина из Сан-Франциско, а вернее, уже его тела.
Бунин намеренно подчеркивает, что ничего не изменилось

от того, что умер “Хозяин мира” (кем герой самонадеянно мнил себя, а весь мир, в котором он существовал, поддерживал его заблуждение). Царственная природа так же пробуждается с восходом солнца, начинается новый день, и жизнь идет своим чередом: “…поднялось и раскинулось над островом Капри голубое утреннее небо и озолотилось против солнца, восходящего за далекими синими горами Италии, чистая и четкая вершина Монте-Соляро, когда пошли на работу каменщики, поправлявшие на острове тропинки для туристов…” Смерть господина не повлияла ни на что в общем устройстве мира, это лишь песчинка в многочисленной череде
таких же смертей, составляющих неотъемлемую часть жизни.
Больше того, писатель показывает, что простым людям нет никакого дела до жизни и смерти богатого господина – они заняты своими ежедневными интересами и заботами. Тело богача из Сан-Франциско они воспринимают лишь как средство заработка и не более того: “…да утешал извозчика и тот неожиданный заработок, что дал ему какой-то господин из Сан-Франциско, мотавший своей мертвой головой в ящике за его спиною…”
Бунин подчеркивает контраст, возникающий между естественной, природной жизнью (ее представителями в рассказе являются простые люди) и миром цивилизации. Сознание западных людей извращено, истинные ценности они подменили ложными, искусственными, аморальными. Недаром тысячи туристов каждый год приезжают на остров Капри не для того, чтобы насладиться его божественной природой, а за тем, чтобы увидеть дом, где жил “человек, несказанно мерзкий в удовлетворении своей похоти и почему-то имевший власть над миллионами людей, наделавший над ними жестокостей сверх всякой меры…”
Современные писателю цивилизованные люди измельчали, деградировали, превратились в низменных животных. Недаром они рисуются в сатирических тонах, в отличие от “естественных” людей, чувствующих или знающих смысл своего пребывания на этой земле.
В подтверждение этой мысли Бунин показывает нам старика Лоренцо, достоинству и красоте которого можно только подивиться и позавидовать. По отношению к этому герою писатель употребляет такие характеристики, как “красавец”, “царственный”, “модель для живописцев”. Автор восхищается простотой и естественностью его жизни в единстве с природой, с собой и с другими людьми.
Совсем неслучайно именно после описания старика Лоренцо идет рассказ о двух абруццких горцах – проводниках высшей мудрости, которые соединяют мир людей и мир Бога. Эти монахи живут духовной пищей, отринув от себя груз материального. Именно поэтому им открываются высшие законы, и они могут молиться за всех людей ради их спасения и прозрения.
Но западный мир глух к таким взываниям. Тело господина возвращается в свой мир, породивший и взрастивший его. Оно попадает на тот же корабль, но теперь находится в трюме. Эта деталь еще раз подчеркивает, что авторитет и почтение к герою было мнимым, фальшивым, как и весь мир, в котором он жил. Люди в этом мире не живут, а лишь изображают жизнь. Как та пара на верхней палубе, что, танцуя для гостей, лишь изображала любовь, а не испытывала это чувство на самом деле: “И никто не знал ни того, что уже давно наскучило этой паре притворно мучиться своей блаженной мукой под бесстыдно-грустную музыку”.
Финальная часть рассказа насыщена символикой. Так, писатель говорит о том, что за “Атлантидой”, возвращающейся в Новый Свет, пристально следили два горящих глаза. Это были глаза Дьявола.
Порождение темных сил – корабль, олицетворяющий западную цивилизацию – как бы борется со своим творцом: “Дьявол был громаден, как утес, но громаден был и корабль, многоярусный, многотрубный, созданный гордыней Нового Человека со старым сердцем”. Бунин уподобляет “Атлантиду” аду, жернова которого уничтожают человеческую душу, как ежеминутно они убивают они машинистов, трудящихся в трюмах.
Напрямую писатель не предсказывает гибели современного мира, но по тому, как он описывает корабль, мы понимаем, что она неизбежна. Кризис назрел, он проявился в войне, в которой люди начали уничтожать себе подобных. Западный мир сжирает сам себя, как то чудовище, “протянувшееся” в трюме “Атлантиды”.
Люди на верхних палубах не хотят этого замечать, но слепота не спасет их. Гибель неминуема. И лишь помолиться о спасении их душ могут два абруццких горца, стоящих на вершине солнечной горы…
Таким образом, финальные эпизоды рассказа Бунина “Господин из Сан-Франциско” раскрывают взгляд писателя на современный ему западный мир, его рассуждения о путях развития, смысле и образе существования современного автору человека.



spacer
Анализ эпизода из рассказа И. А. Бунина “Господин из Сан-Франциско”