«Замысел Гончарова был шире. Он хотел нанести удар вообще современному романтизму, но не сумел определить идеологический центр. Вместо романтизма он осмеял провинциальные потуги на романтизме» (по роману Гончарова «Обыкновенная история»)

Роман И. А. Гончарова «Обыкновенная история» входит в своеобразную трилогию писателя. В этом романе, первым вышедшим в печать, Гончаров повествует о становлении молодого человека, приехавшего из провинции покорять Петербург.
Молодой Александр Адуев полон романтических мечтаний и грез. Дома, обожаемый матушкой, избалованной дворней, обласканный учителями, этот молодец хочет стать великим писателем. Он едет в Петербург в надежде прославиться. Молодого человека не интересует «низменное»: деньги, дела, конкретная работа. Саша всем

своим видом показывает, что он выше всего этого, он создан для «высших материй».
Такая точка зрения лишь веселит дядю Адуева, у которого герой остановился в столице. Адуев-старший — успешный предприниматель, реально и трезво смотрящий на жизнь. Его жизненная философия кардинальным образом отличается от взглядов племянника.
Петр Иванович Адуев — сухой прагматик, рационалист до мозга костей. Прежде всего, он просчитывает выгоду. Это касается всех областей жизни. Жизнь сердца, души; чувства, эмоции этот человек всегда ставит на второе место. Он не живет, руководствуясь лишь ими. Поэтому такой скепсис и иронию
вызывает у Адуева-старшего позиция его племянника.
Важно, что в Саше Петр Иванович видит себя в молодом возрасте. Он был таким же восторженным, романтическим, наполненным идеалистическим мечтами юношей. Но реальная жизнь постепенно расставила все на свои места. Мальчик взрослел, набирался опыта, соприкасался с реальной жизнью. В результате он потерял свой романтический ореол и стал успешным, но совершенно реалистическим человеком.
В романе, помимо проблемы становления человека, вопроса «отцов и детей», прослеживается противопоставление романтизма и реализма не только как художественных принципов, но и как взглядов на жизнь, двух противоположных мировоззрений.
Причем, довольно ярко обозначена позиция самого автора в «споре» реализма и романтизма. Гончаров показывает несостоятельность романтизма, его нежизнеспособность. Особенно отчетливо это становится понятно, когда подчеркивается реакциями дяди Адуева. Все, начиная от письма матушки Саши, пропитанного провинциализмом и стариной, заканчивая взглядами самого юного героя, Петр Иванович воспринимает как дикость, провинциальную чушь, восторженный романтизм.
Гончаров иронизирует над речью своего героя: «Уже сегодня, глядя на эти огромные здания, на корабли, принесшие нам дары дальних стран, я подумал об успехах современного человечества, я понял волнение этой разумно-деятельной толпы, готов слиться с нею…» Мне кажется, здесь прослеживается ирония автора по поводу стиля всех романтических произведений, в которых самые обыденные вещи именуются пафосно и высокопарно.
Дядя Адуев любит заниматься делом. Но это не «высушивает» его окончательно, не убивает в нем жизнь мозга и души. Перт Иванович знает наизусть не одного Пушкина, читает на двух языках, любит искусства, имеет прекрасную коллекцию картин фламандской школы. Кроме того, он часто бывает в театре. При всем при этом Адуев-старший не суетится, не мечется, не ахает, не охает. Он думает, что это ребячество, что надо воздерживать себя, не навязывать никому своих впечатлений, потому что до них никому нет надобности.
Важно, что писатель не идеализирует дядюшку. Он показывает, что это человек, по сути, одинок, слишком сдержан и, может быть, даже черств. Но все же его симпатии явно на стороне Петра Ивановича, на стороне реализма.
Проведя Сашу Адуева через этапы взросления, превратив его из романтичного юноши в человека, «крепко стоящего на ногах» и реально смотрящего на жизнь, Гончаров показывает, что переход из романтизма в реализм неизбежен. Если его не происходит, то всякое явление (не только человек) останавливается в своем развитии, становится жалок и смешон. Таким образом, можно сделать вывод, что реализм, по мнению Гончарова, стоит на более поздней, высшей ступени развития. Он «растет» из романтизма, но является более совершенным и жизнеспособным направлением, мировоззрением.
Поэтому, на мой взгляд, мнение о том, что «замысел Гончарова был шире. Он хотел нанести удар вообще современному романтизму, но не сумел определить идеологический центр. Вместо романтизма он осмеял провинциальные потуги на романтизме», по большому счету, неверно. Мне кажется, что история Саши Адуева — это история молодого человека вообще, история его взросления, изменения его взглядов на жизнь, его мировоззрения. Конечно, на характер молодого человека повлияла провинциальная жизнь, но не думаю, что это полностью определило его взгляды и его натуру.
Поэтому мне все-таки кажется, что «Обыкновенная история» Гончарова — это критика романтизма и выбор в пользу реализма.



spacer
«Замысел Гончарова был шире. Он хотел нанести удар вообще современному романтизму, но не сумел определить идеологический центр. Вместо романтизма он осмеял провинциальные потуги на романтизме» (по роману Гончарова «Обыкновенная история»)