Своеобразие композиции поэмы В. В. Маяковского “Облако в штанах”

Среди всего, созданного Маяковским за пять лет его дооктябрьского поэтического пути, особое место принадлежит поэме “Облако в штанах”, написанной в 1914-1915 годах. Каждое слово произведения – дерзкий вызов действительности, ниспровержение социальных, моральных и эстетических основ буржуазного строя и призыв к революции. В автобиографии Маяковский писал: “Ставлю вопрос о теме. О революционной. Думаю над “Облаком в штанах”.
Широко известны слова поэта из предисловия ко второму изданию поэмы, где он следующим образом определил

идейное содержание произведения: “долой вашу любовь”, “долой ваше искусство”, “долой ваш строй”, “долой вашу религию”. Это четыре крика четырех частей. Здесь важно все – и то, что это “крики”, и выделение Маяковским местоимений “вашу”, “ваше”, “ваш”, подчеркивающих антибуржуазную направленность “криков”, и, наконец, само слово “долой”, свидетельствующее о том, что крик страдания перерастает в “Облако в штанах” в крик протеста.
Поэма ставит вопрос о борьбе с обществом, которое обрекает человека на страдания. При этом под обстрел попадают четыре важнейшие
основы буржуазного общества – его мораль, искусство, строй, идеология.
Четыре части поэмы, обозначившие ее четыре основные темы, взаимосвязаны друг с другом, вытекают одна из другой. Трагедия неразделенной любви становится исходным “криком”, порождающим протест против искусства, строя, религии буржуазного мира. В первой части поэмы Маяковский показал необычайные по силе выразительности страдания человека, вызванные чувством неразделенной любви. Тот факт, что произведение начинается с любовной ситуации, подтверждает принципиальную важность для поэта темы любви в целом, которая является здесь центральной.
Как же развиваются события в поэме, композиционно разделенные на четыре части?
Лирическое начало поэмы как будто повествует о личных переживаниях лирического героя:
Вы думаете, это бредит малярия?
Это было,
Было в Одессе.
“Приду в четыре”, – сказала Мария.
Восемь.
Девять.
Десять.
Трагически напряженные слова говорят о страдании, муке обманутой любви. Но беда героя не в безответности чувства. Любимая говорит не об отсутствии любви, а ставит героя перед фактом своего замужества:
Вошла ты,
Резкая, как “Нате!”,
Муча перчатки замш,
Сказала:
“Знаете –
я выхожу замуж”.
Любимую украло буржуазное общество, где не может быть настоящей любви. Потому-то поэт и негодует не на нее, а на весь буржуазно-мещанский уклад:
Эй!
Господа!
Любители святотатств,
Преступлений,
Воен,-
А самое страшное
Видели –
Лицо мое,
Когда
Я
Абсолютно спокоен?
Угроза, звучащая в этих словах, превращается в неизмеримый пожар души. Уже в этой части появляется прямое отождествление лирического “я” с обобщенным “мы” тех “потненьких и голодненьких”, певцом которых чувствует себя поэт. Это “мы” могуче и неодолимо:
Мы сами творцы в горящем гимне –
Шуме фабрики и лаборатории.
Мы чище венецианского лазорья,
Морями и солнцами омытого сразу!
Поэт чувствует себя предвестником революции, на которую поднимается хозяин жизни – рабочий человек:
В терновом венце революций
Грядет шестнадцатый год.
Вам я
Душу вытащу,
Растопчу,
Чтоб большая! –
И окровавленную дам, как знамя.
Во второй части поэмы четко определена роль поэзии в грядущих революционных битвах. Если революционных поэт – “предтеча” революции, дающий язык “безъязыковой улице”, то буржуазные поэты, “рифмами пиликая, выкипячивают из любвей и соловьев какое-то варево”, создают искусство, чуждое творцам жизни – народным массам. Этот мотив служения поэзии интересам народа, прозвучавший в “программной вещи” Маяковского, ставит его в ряд великих талантов прошлого. Творчество поэта противостоит опытам футуристов, с которыми его свела судьба.
В двух последних частях поэмы Маяковский выступает как бунтарь против всего буржуазного строя, его религии, обличает их как первопричину всех человеческих бед и несчастий. Вызовом устоявшемуся укладу жизни звучат заключительные слова поэмы, обращенные к богу:
Я думал – ты всесильный божище,
А ты недоучка, крохотный божик.
…..
Эй, вы!
Небо!
Снимите шляпу!
Я иду!
Богоборческая тема, тесно связанная с обличением буржуазного строя и призывом к революции, определила первоначальное название поэмы – “Тринадцатый апостол”.
Таким образом, мы видим, как композиционно по-новому и необычно решаются Маяковским социальные вопросы времени, выражается трагическое мироощущение лирического героя, его непримиримый протест против буржуазной действительности.



spacer
Своеобразие композиции поэмы В. В. Маяковского “Облако в штанах”