Сатира на русское самодержавие в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина

Салтыков-Щедрин, родившийся в помещичьей семье, впитавший в себя патриархальный быт глубинки, тем не менее, выступал с обвинениями в адрес близкой ему среды. Только смелый, образованный и патриотично настроенный человек мог показать самодержавному строю соринку в государственном оке. Он очень умно и ловко это проделывал, даже самые высокопоставленные чиновники не могли уличить писателя в критике власти. Что же помогало произведениям Салтыкова-Щедрина пройти жестокую цензуру? Прежде всего, это стиль его письма. Надо обладать большим талантом,

чтобы писать эзоповым языком, придающим многозначность произведению, герою, ситуации.
В предисловии к “Истории одного города” Щедрин говорит о связи событий в Глупове с событиями в правительственных сферах России. Роман является политическим обобщением. Каждый образ полон политического смысла. Город Глупов – олицетворение самодержавной России.
Салтыков-Щедрин писал Пыпину: “…я не историю предаю осмеянию, а известный порядок вещей, мне нет никакого дела до истории, я имею ввиду только настоящее”.
В “Описи градоначальников” подчеркнуты такие свойства градоначальников, которые роднят
их с реальными фигурами администраторов “Олимпа”. В то же время шаржированные, доведенные до гротеска образы щедринских администраторов воплощали в себе черты современных автору исторических лиц. О статском советнике Грустилове, например, сказано: “Друг Карамзина. Отличался нежностью и чувствительным сердцем, любил пить чай в городской роще, и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллистического характера и умер от меланхолии в 1825 году”. Эта биографическая справка завершена кратким замечанием “Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год”. Можно говорить об императоре Александре I как историческом прототипе Грустилова. Но Грустилов в такой же мере злая насмешка над проявлением Александра II.
Писатель ставит себе цель сопоставить различные эпохи (Киевская Русь, XVIII век, начало XIX века, 60-е годы XIX века), чтобы определить, что общего между всеми этими эпохами. Сатирик приходит к выводу, что во все времена со стороны властей преобладает деспотизм, а со стороны народа – рабство. Это две характерные черты, которые есть в любой эпохе. Салтыков-Щедрин сближает эпохи парадоксально и делает выводы о современности.
Щедрин создавал такие художественные образы, в которых соединял черты многих императриц, более того, даже черты многих императоров. Сатирик ядовито обличал аморализм самодержавия, бесчинство фаворитов монарха, авантюры дворцовых переворотов. “Сказание о шести градоначальницах” особенно богато язвительными историческими аномалиями и намеками. Угадываются здесь нравы царствования Екатерины I, Анны Иоанновны, Анны Леопольдовны, Елизаветы, Екатерины II.
В главе “Фантастический путешественник” рассказывается о том, как Фердыщенко вздумал путешествовать. Ведь все уважающие себя самодержцы время от времени составляют свою резиденцию и отправляются обозревать подвластные им земли. По краткой описи градоначальников Фердыщенко обозначен как бывший денщик князя Потемкина. Намек ясен. Любовь Потемкина к путешествиям, чествованиям и подношениям стало своего рода “притчей во языцах”. Александр II, еще будучи царевичем, путешествовал по России и очень любил, чтобы его всюду торжественно встречали. Матушка его после смерти своего супруга Николая I с огромной свитой отправилась путешествовать за границу.
Само путешествие Фердыщенко отражает реальную действительность не прямо, а сатирически деформированно. Самодержавные правители все года путешествовали со свитами, причем многочисленными. Фердыщенко тоже путешествовал не один: вся его свита состоит из денщика и двух солдат инвалидной команды. Самодержавных правителей встречали ликующие толпы народа, с пушечными залпами, торжественной музыкой. Толпа, встречающая Фердыщенко, насчитывает четыре человека, а вместо торжественной музыки раздается звон тазов и бубна.
Градоначальник Бородавкин знаменит “войнами за просвещение”, то есть за внедрение горчицы и ромашки. Войны он ведет при помощи оловянных солдатиков. Эпопея “Войны за просвещение” тоже была подсказана событиями из жизни России. В 1842 году императорским указом было предписано разведение картофеля государственными крестьянами. Крестьяне Вятской губернии отказались сеять картофель. Бунт был прекращен губернатором Мордвиновым с помощью батальона из шестисот человек. Крестьяне были высечены.
Глава “Соломенный город” напоминала о пожаре 1862 года, послужившим властям предлогом борьбы с прогрессивной молодежью.
Самым обобщенным выражением сущности самодержавия является образ Угрюм-Бурчеева. Это не просто Павел I, Николай I, Аракчеев, хотя черты их вошли в тип Угрюм-Бурчеева. Это символ самодержавия, символ всякого угнетения и произвола. Он сконцентрировал в себе многие конкретные черты антинародных правителей России и Западной Европы, тем самым став нарицательным образом правителя эксплуататорского строя вообще.
Угрюм-Бурчеев целиком разрушил город Глупов, построил на его месте казармы, а из глуповцев создал роты и батальоны. Он даже задумал прекратить течение реки-жизни, но она не покорилась ему.
Идиот, оказавшись у власти в самодержавном государстве, может натворить столько бед, что размер их невозможно будет даже измерить, так как он полновластный, единодержавный правитель.
Образ народа рисуется сатириком сочувственно. Он говорит о двух понятиях, связанных с понятием народа – народ исторический и народ, воплощающий в себе идею демократизма. Салтыков-Щедрин говорит о негативной стороне, неразвитости народа, его исторической недееспособности. Сатирик пытается объяснить причины покорности, начальстволюбия, равнодушия к своей судьбе. На сознание народа многие века действовали жестокости правителей, а потому о действительно хороших свойствах не может быть и речи.



spacer
Сатира на русское самодержавие в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина