Роль женских образов в пьесе М. Горького “На дне”

Начало XX-го века стало переломным моментом в русской литературе. Старые, “избитые” истины совершенно отвергаются новым поколением, происходит уход от классических традиций: эротика не является запретной, печаль – возвышенной, а радость – личной. Смена политического и общественного строев неизбежно привела к смене курса русской литературы.
Подняв голову, народ захотел, чтобы литература стала отражением существующей реальности. Правительство поддержало это начинание, к тому же большинство читающей публики было из низших слоев

общества, они не смогли бы оценить высокий полет мысли, поэтическое вдохновение и метания противоречивой души. Время требовало новых тем, новых подходов, новых писателей.
Максим Горький стал мастером социалистической литературы. Кто не знает его “Песнь о буревестнике”, предвестника революции? Кто не знает его глубоко современного тому времени роман “Мать”? Но истинную славу и признание Горький получил за свою пьесу “На дне”.
В произведении писатель затрагивает тему социальных “низов”. Никто до него не рисковал писать на эту тему настолько остро и реалистично. Горький не стал заниматься
глубоким психоанализом и раскрывать причины распада человеческой личности. Он взял, так сказать, “конечный результат” этого распада. Перед зрителем раскрылась страшная картина, в которой нет места надежде. Да, надежды на спасение нет ни у кого: Анна в итоге умирает, Клещ и Актер окончательно сопьются, Наталья ожесточится, Ваську Пепла посадят в тюрьму… Но это тоже лишь результат той жизни, которой живут герои пьесы “На дне”. Самое страшное заключается в том, что все они не имеют будущего, их жизнь закончена задолго до физической смерти…
У таких людей нет завтрашнего дня, как бы ужасно это ни звучало. Безнадежное состояние этих людей автор подчеркивает особым положением женских образов в пьесе. Не забываем, что женщина – мать, а дети – будущее. А какие матери могут выйти из этих несчастных женщин? Да и в этой ужасной обстановке разве могут вырасти здоровые дети? И какой может быть у них характер, устремления? Так Горький утверждает жестокость мира “низов” и невозможность его будущего, его вымирание.
Но каковы же они, женщины-нищие? Посмотрим на них повнимательнее. Торговка пельменями Квашня – одна из первых женщин, которая появляется на сцене. Она уверяет, что никогда ни за кого не выйдет замуж: “Чтобы я,- говорю,- свободная женщина, сама себе хозяйка, да кому-нибудь в паспорт вписалась, чтобы я мужчине себя в крепость отдала – нет!”. Ее грубость уже никого не шокирует, к ней все привыкли. Квашня – образ женщины, которая вместо семьи выбирает “товарно-денежные отношения”, она живет только для себя и не хочет больше ни о ком заботиться. Будущее в ней умерло, она не оставит после себя никого, кто мог бы о ней вспомнить.
Следующий персонаж – Анна. Она больна чахоткой и скоро умрет, это понимают все, даже ее муж. Клещ искренне уверен, что ее болезнь, а, в конечном итоге, и жизнь, мешают ему выбраться из нищеты. Он ждет, чтобы жена умерла, и нет в нем ни капли жалости: “Вот погоди… умрет жена…” И действительно, Анна стала очень плоха. Всем уже надоел ее надсадный, больной кашель. Лишь единственный раз муж с нежностью заговаривает с Анной – когда та отдает оставленные ей пельмени: “Не хочу… На что мне есть? Ты – работник… тебе – надо…”. Анна могла бы стать хорошей матерью, она добра, спокойна, терпелива, но автор показывает ее смерть, не давая ей развиться, и, таким образом, отбирая надежду еще у одной семьи.
Настя и Наташа стремятся вырваться на волю со “дна” жизни, но они чувствуют собственное бессилие перед затворами этой “тюрьмы”. Девушки стремятся вырваться из “низов” каждый по-своему: Настю спасает вымышленный ею роман со студентом, Наташу – ожидание какого-то необыкновенного события, которое перевернет всю ее жизнь. Но Настя так и останется со своими иллюзиями. Этим автор подчеркивает полную реалистичность описываемого. Настя так и не выберется из этого “болота”, потому что, кроме фантазий, у нее ровным счетом ничего нет.
Наташа, пожалуй, самый светлый образ пьесы. Она тоже не сможет вырваться со “дна”, так как среда полностью “поглощает” ее. Изначально эта девушка добра и отзывчива. Именно она привела утешителя Луку, именно она обнаружила, что Анна скончалась, так как, видимо, только ей по-настоящему было дело до больной. Но спустя некоторое время Наталья оказывается сломленной. В конце четвертого акта она “мечется в беспамятстве” и предрекает себе невеселый конец: “Вот и я… когда-нибудь так же… в подвале… забитая”.
И последний женский образ в пьесе – Василиса, сестра Наташи. У обеих героинь много общих черт характера – воля, прямота, самолюбие. Очевидно, некогда Василиса была такой же, как Наташа, а стала “зверем”, “гадиной”. Автор пытается объяснить ее характер словами Насти: “Озвереешь в такой жизни… привяжи всякого живого человека к такому мужу, как ее…” Василиса тоже не сможет быть матерью, так как ненавидит своего мужа.
Горький проводит перед читателем вереницу женских характеров, но он лишает их женственности, изящества и красоты, утверждая, что “внизу” все равны в своем горе, и даже сильные женщины сгибаются под этой непосильной тяжестью. Женские образы этого произведения подчеркивают безысходность “дна”, его ужасающую правду.



spacer
Роль женских образов в пьесе М. Горького “На дне”