Поэт в России – больше чем поэт

Владимир Высоцкий – явление уникальное, совершенно исключительное. Он принадлежал к той редкой породе людей, о которой Н. А. Некрасов сказал: “Природа-мать, когда б таких людей ты иногда не посылала б миру, заглохла б нива жизни”. Он покорял сердца не только гениальным исполнением своих стихов под аккомпанемент гитары, но и неотразимым обаянием своей личности.
Владимир Семенович – бард. Так древние кельты называли странствующих поэтов – певцов. У нас же авторская песня заново родилась во второй половине 50-х годов, после разоблачения

“культа личности” в период “хрущевской оттепели”, и сразу же завладела сердцами и душами сограждан.
Высоцкий воспел свободу как величайшую ценность в своих песнях:
Я согласен бегать в табуне –
но не под седлом и без узды!
(“Бег иноходца”)
Поэтому и войну он показал как освобождение от врагов. В стихотворении “Мы вращаем Землю” показан нечеловеческий труд, боль
Это общий, коллективный подвиг народа, который состоит из личностей. И гибель каждого – это невосполнимая утрата. Об этом песня “Он не вернулся из боя”.
Нам и места в землянке хватало вполне,
нам
и время – текло для обоих…
Все теперь – одному. Только кажется мне,
это я не вернулся из боя.
В те времена, когда так мало ценится человеческая жизнь, осознать значимость каждого гражданина помогает Высоцкий: пусто становится на земле и умирает какая-то часть твоей души (“…это я не вернулся из боя”).
“Сыновья уходят в бой”, “Братские могилы”, “Песня о Земле”- символ русской души, которая “затаилась на время”, “почернела от горя”, но поэт верит в возрождение:
Кто сказал, что Земля не поет,
что она замолчала на веке?!
Нет! Звенит она, стоны глуша,
изо всех своих ран, из отдушин,
ведь Земля – это наша душа,
сапогами не вытоптать душу.
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время…
Война – это та ситуация, которая требует от индивида стойкости и напряжения всех духовных и физических сил.
Мотив мужества проходит красной нитью через все его песни. Смелость – это значит не отступать перед препятствиями, не бояться трудностей, идти предназначенной тебе дорогой до конца. И если ты ощущаешь кратковременность своего пребывания на земле, то нужно жить на пределе человеческих сил:
Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Умоляю вас вскачь не лететь!
Что-то кони мне попались привередливые…
Коль дожить не успел, так хотя бы допеть!
Я коней напою, я куплет допою,-
хоть мгновенье еще постою на краю.
Так он пел о себе, а также об альпинистах, летчиках, моряках – людях бесстрашных профессий, вкладывая в понятие “мужество” не только волю “пройти четыре четверти пути” по канату (“Канатоходец”), но и верность друзьям:
Надеемся только на крепость рук,
на руки друга и вбитый крюк
и молимся, чтобы страховка не подвела.
(“Вершина”)
В песне “Я не люблю” Высоцкий сформулировал кодекс мужской чести:
Я не люблю, когда стреляют в спину,
а также против выстрелов в упор.
Я не люблю уверенности сытой,
уж лучше пусть откажут тормоза.
Досадно мне, коль слово “честь” забыто
и коль в чести наветы за глаза…
В его произведениях передается пушкинское ощущение полноты, счастья, которое достигается только благодаря любви:
Я поля влюбленным постелю –
пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит – я люблю!
Я люблю, и значит – я живу!
В знаменитой “Баньке по-белому” слышится крик души, трагедия веры и позднего прозрения человека, прошедшего сталинские лагеря:
Сколько лесу и веры повалено!
Сколько изведано горя и трасс!
А на левой груди – профиль Сталина,
а на правой – Маринка анфас.
По-доброму относясь к людям, Высоцкий мог весело шутить над их недостатками, убожеством мыслей и желаний (“Разговор у телевизора”). Но смех этот рождал слезы и глубокие раздумья о бедности и несовершенстве нашей жизни.
Я до рвоты, ребята, за вас хлопочу!
Может, кто-то куда-то поставит свечу
мне за голый мой нерв, на котором кричу,
и веселый манер, на котором шучу.



spacer
Поэт в России – больше чем поэт