Наташа Ростова и Элен: два женских типа и две судьбы. (По роману Л. Н. Толстого «Война и мир».)

И Наташа, и Элен — женщины одного круга, светские дамы, но как различны они по характеру и воспитанию!
Элен — красавица, однако красота ее мраморная, холодная, мертвая, а на теле «как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по нему». На ее прекрасном лице постоянная улыбка, но она ничего не значит, одинаковая всегда и для всех. По сути, это маска, скрывающая пустоту души и тупость «великосветской графини». Когда рассказ кого-либо из гостей салона производил впечатление, Элен оборачивалась к Анне Павловне и принимала такое

же выражение, какое было на лице фрейлины. Потом она «опять успокаивалась, в сияющей улыбке».
Совсем по-иному красива Наташа Ростова. У нее слишком большой рот, худые плечики, но она привлекательна своей искренностью и непосредственностью. Князь Андрей, разочарованный, понявший всю тщетность своих честолюбивых желаний, после разговора с Пьером и встречи с Наташей возрождается к жизни. Он видит молодую, радостную, счастливую девушку и спрашивает себя: «Чему она так рада? О чем она думает?.. И чем она счастлива?»
Нечаянно подслушав разговор у окна восхитительной ночью, узнав мечту Наташи летать, как птицы, Болконский
вдруг увидел красоту вокруг и понял, что жить стоит. Теперь ему мало было просто никому не мешать, ему захотелось действовать, делать людям добро. Совсем противоположное, тяжелое чувство вызывает у Пьера Элен. Еще до женитьбы он чувствовал какой-то обман; ненатуральность их отношений приводила его к тяжелым размышлениям. «Но она глупа, я сам говорил, что она глупа, — думал он. — Ведь это не любовь. Напротив, что-то гадкое есть в том чувстве, которое она возбудила во мне, что-то запрещенное». А после свадьбы он понял всю ничтожность и низость этой женщины. «Где вы — там разврат, зло», — говорит он, узнав, что Элен сводила своего брата с Наташей.
И еще больнее Пьеру оттого, что обманули ту, которая, он знал, искренне верила в людей, в любовь и мечтала о счастье, которая всегда и во всем отдает себя целиком, не раздумывая. «Эта девушка такое сокровище, такое… Это редкая девушка», — отзывается Пьер о Наташе. И так же, как не было у нее сомнения в том, что надо бежать с любимым человеком, коль она его любит, а иначе нельзя, так же не стоял перед ней вопрос о том, отдать подводы для раненых или увезти свои сундуки. Да и как же можно не сделать этого? «Это не может быть, чтобы вы приказали… Это не может быть!» — взволнованно говорит она. И действительно, кажется, нельзя было до пустить думать иначе. Но нет, оказывается, можно, как сделал Берг, прикупив по дешевке «шифоньерочку» в минуту народного горя.
Наташа, как и другие положительные герои романа, истинная, деятельная патриотка. Она любит свою Родину, свой народ, в который верит и которым гордится. В душе ее есть что-то неповторимо русское, то, что не прививается искусственно, но впитывается с молоком матери. В Наташе жив народный дух, заставивший ее любить песни дядюшки, который «пел так, как поет народ», помогший ей сплясать в его доме истинно по-русски. Она тонко чувствует красоту природы.
Трудно себе представить Элен на месте Наташи. В ней, в Элен, нет ни чувства, ни музыкальности. Кажется, что и душа ее тоже покрыта лаком внешних условий света. Элен не поет, не понимает музыки, не замечает природы. Наташа же не только чудесно танцует, но и прекрасно поет — проникновенно, с душой, забывая обо всем. Музыкальный человек всегда более чуток, глубже чувствует. Такова Наташа. Несмотря на внешнюю грубость манеры в обращении с матерью, она всегда могла так обнять ее, что графине не было ни больно, ни неловко. И наоборот, гордо проплывающая по залам Элен на самом деле груба и бестактна.
Толстой неоднократно употребляет слово «грубо», характеризуя действия Элен. Когда Пьер нагнулся поцеловать ее руку, она «быстрым и грубым движением головы перехватила его губы…». А как жестоко и грубо она говорит с Пьером после его дуэли с Долоховым! Снята маска, и показалось истинное, отталкивающее лицо Элен. Наташа же всегда остается сама собой. Везде видна ее нежная душа. Вот она плачет с Соней, не зная отчего, но только потому, что плачет подруга, вот она искренне радуется, когда видит, что не только сама счастлива от любви к Болконскому, но и Соня с Николаем, вот она, чуть не плача от жалости, отказывает сватающемуся Денисову. Наташа живет честно, душой. Пусть она ошибается, путается, начинает и бросает, главное — она вечно борется, вечно беспокойна. «Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа… но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных».
Это у Элен все заранее продумано и делается так, как положено по неписаным законам высшего света. Поэтому и жизнь ее однообразна и скучна. А по Толстому, «спокойствие — душевная подлость».
Никогда не видим мы спокойной Наташу, она волнуется, переживает за близких, а главное — хочет всем помочь. На первый в жизни бал она оделась самой последней, поправляя, прикалывая мелочи к нарядам графини и Сони.
Не сразу получается у нее приносить пользу людям, но наконец, став женой Пьера и матерью, она находит счастье жизни в том, чтобы поддерживать мужа в его общественной деятельности, понимать и разделять его чувства, мысли, желания. Таков идеал женщины в представлении Толстого. Элен же не способна стать матерью, ибо она разменяла себя на забавы великосветской жизни.
Безусловно, Наташа Ростова — любимая героиня писателя. Ей он уделяет несравненно больше внимания, чем кому бы то ни было, рисуя ее портрет, описывая чувства, переживания, так живо отражающиеся на ее лице. Глаза у Наташи все время разные: смеющиеся, умоляющие, любопытные, насмешливые, сияющие — зеркало души. И так же, как пуста душа Элен, пусты и невыразительны ее глаза. Отражением внутреннего мира героев Толстого служит и их речь. Мы слышим естественную, истинно русскую, восторженную или взволнованную речь Наташи — и неестественную, напыщенную, состоящую из смешения русского и французского речь Элен.
В образе Наташи Толстой воплотил свою заветную идею: «Надо жить умом сердца». Так живет Наташа!
В этом ее натура, раскрывающаяся в действиях, танце и пляске, во внутренних монологах, несобственно-прямой речи. Главные приемы в создании женских образов — это статичный (Элен) и динамичный (Наташа) портреты, поступки, обрисовка характеров через восприятие других действующих лиц, стилевая манера.
Воистину велика удача Л. Н. Толстого в создании женских типов. Они обогащают нас нравственно, эстетически (Наташа), разоблачают фальшь: автор «срывает маски» со светских дам (Элен). С большим художественным мастерством писатель по-этизировдп одних женщин и выносил приговор другим.



spacer
Наташа Ростова и Элен: два женских типа и две судьбы. (По роману Л. Н. Толстого «Война и мир».)