Молодой герой первой трети XIX века (Онегин и Печорин)

Евгений Онегин и Григорий Печорин — два героя, две эпохи, две судьбы. Один являет собой результат разочарования в прежних идеалах (идеалах свободы, равенства, братства), поскольку его создатель сформировался как личность в 10-20-е годы XIX века. Другой — типичный представитель молодежи 30-х годов. Эта эпоха характеризуется полнейшим бездействием, наступившим после восстания на Сенатской площади, отсутствием идеалов вообще.
Оба героя открывают многочисленную галерею «лишних людей». Их, по меткому выражению Герцена, можно считать братьями:

«Онегин — это русский, он возможен только в России, в ней он нужен и его встречают на каждом шагу… «Герой нашего времени» Лермонтова — его младший брат».
У Онегина и Печорина много сходного: оба они являются представителями столичного дворянства, они богаты, хорошо образованы, оба владеют наукой «страсти нежной», умны, стоят на голову выше окружающих. В душе их скопились необъятные силы, не находящие положительного применения. Жизнь им скучна, как давно прочитанная книга. И они ее равнодушно листают, зевая от скуки.
Еще в поэме «Кавказский пленник» Пушкин ставил своей задачей показать
в герое «преждевременную старость души», которая стала основной чертой молодого поколения. Эта цель была достигнута только в романе «Евгений Онегин».
Онегин — современник Пушкина и декабристов. Онегиных не удовлетворяла светская жизнь, карьера чиновника и помещика. Белинский указывает на то, что Онегин не мог заняться полезной деятельностью «по некоторым неотвратимым и не от нашей воли зависящим обстоятельствам», то есть из-за общественно-политических условий. Онегин, «страдающий эгоист», «эгоист поневоле», — все же незаурядная личность. Поэт отмечает такие его черты, как «мечтам невольная преданность, неподражательная странность и резкий охлажденный ум».
Печорин — другой пример «до времени созревшего», состарившегося молодого человека Как ни парадоксально это сравнение, тем не менее оно очень четко отражает суть характера Печорина. Невольно вспоминаются строки из «Думы» Лермонтова:
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!
По словам Белинского, Онегин «был не из числа обыкновенных людей». Пушкин подчеркивает, что скука Онегина происходит от того, что у него не было общественно-полезного дела.
Печорин — герой 30-х годов XIX века. Это натура более активная, чем Онегин. Печорин жаждет деятельности. У него — сознание своей силы и желание применить эту силу в жизни. В своем дневнике он записывает: «Зачем я жил? Для какой цели я родился? А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные». Возможностей применить свои богатые силы у молодых людей того времени было очень мало.
В общественно-политических условиях 30-х годов XIX века богатые силы Печорина не могли найти себе применения. Он растрачивается на мелкие любовные похождения. «Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей…» Всюду, где появляется Печорин, он приносит людям несчастье: покидают свой дом контрабандисты («Тамань»), убит Грушницкий, нанесена глубокая душевная рана княжне Мери, не знает счастья Вера («Княжна Мери»), умирает Бэла («Бэла»), зарублен пьяным казаком Вулич («Фаталист»), разочаровывается в дружбе Максим Максимыч. Причем, Печорин хорошо понимает свою неблагодарную роль: «Сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы! Как орудье казни, я упадал на голову обреченных жертв, часто без злобы, всегда без сожаленья… Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил».
По словам Белинского, «Герой нашего времени» — это «грустная дума о нашем времени…», а Печорин — «это Онегин нашего времени, герой нашего времени. Несходство их между собой гораздо меньше расстояния между Онегою и Печорою».
В предисловии ко второму изданию «Героя нашего времени» Лермонтов не высказал прямо своего отношения к герою. Прежде всего автор ставил перед собой задачу правдиво показать типичного героя своего времени.
И все же Лермонтов верит в своего героя, верит в то, что «сердце его жаждет любви чистой и бескорыстной», в то, что Печорин не стопроцентный эгоист, потому что «эгоизм не страдает, не обвиняет себя, но доволен собою, рад себе…». Лермонтов, по словам Белинского, верит в духовное возрождение своего героя: «Душа Печорина не каменистая почва, но засохшая от зноя пламенной жизни земля: пусть взрыхлит ее страдание и оросит благодатный дождь, — и она произрастит из себя пышные, роскошные цветы небесной любви».
Мы восхищаемся гением Пушкина и Лермонтова, сумевших отразить в своих героях веяние времени. Их произведения мы по праву можем назвать документами своей эпохи.



spacer
Молодой герой первой трети XIX века (Онегин и Печорин)