«Люди холопского звания» в поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»

Поэма «Кому на Руси жить хорошо» — вершина творчества Н. А. Некрасова. Это произведение грандиозно по широте замысла, правдивости, яркости и многообразию типов. Сюжет поэмы близок к народному сказу о поисках счастья и правды. Но двинувшиеся в путь крестьяне — не странники-богомольцы. Они символ тронувшейся с места, очнувшейся России. Все люди, с которыми встречаются семь мужиков, разные. Разными были и крестьяне, о которых узнают странники. Н. А. Некрасов видит, как постепенно пробуждается в крестьянах сознание собственной силы. Но крестьяне

не идеализируются, потому что поэт прекрасно осознает, что привычка покоряться в крестьянах так же велика, как и привычка властвовать в помещиках:
Не только над помещиком,
Привычка над крестьянином
Сильна.
Наряду с крестьянами, осознающими ужас рабской жизни, были и такие, которые свыклись со своим бесправным положением, превратились в холопов по убеждению. Серия вставных сюжетов о силе крепостнических привычек в крестьянине открывается рассказанной Пахомом историей о Сидоре, который высылал барину оброк из острога. Дворовый князя Переметьева считает себя счастливым, потому что знает:
У князя
Переметьева
Я был любимый раб,
Жена — раба любимая…
Он гордится тем, что сорок лет вылизывал тарелки и допивал из рюмок иностранное вино, что приобрел, как он считает, благородную болезнь — подагру — и молится:
Оставь мне, господи,
Болезнь мою почетную,
По ней я дворянин!
Дворовый князя Утятина Ипат и после царского указа считает себя холопом князя и сам растроган от своей преданности. Он не хочет вспоминать о том, как барин издевался над ним ради собственной забавы, но зато «не может барских милостей забыть». Себя он по-прежнему называет рабом недостойным, а барина — князюшкой. По-своему верна прежней жизни и вся Вахлатчина — крестьяне добровольно соглашаются делать вид, что на Руси ничего не изменилось. Прекрасно чувствует себя и мнимый бурмистр Клим Лавин. Его поступки — все та же холопская приниженность крестьянина, только вывернутая наизнанку. Он не брезгует никакими средствами, чтобы угодить и барину и миру. Влас дает ему точную оценку:
…Был Клим мужик: и пьяница,
И на руку нечист.
Работать не работает,
С цыганами вожжается,
Бродяга, коновал!
На его совести лежит смерть Агапа, единственного вахлака, над которым не довлела сила привычки. Так, постепенно, в поэму входит тема крестьянского греха.
Яков Верный — холоп примерный, обиженный жестоким помещиком, в отместку совершает тяжелый грех — кончает жизнь самоубийством у барина на глазах. Среди крестьян встречаются и такие, которые за деньги способны предать своих товарищей-крестьян. Таким был Егорка Шутов. За службу в полиции его избивали во всех деревнях, где он появлялся. Выражая общее мнение людей о шпионах, Влас, один из самых уважаемых крестьян, замечает по адресу Егорки:
А и служба — должность подлая!..
Гнус человек! — Не бить его,
Так уж кого и бить?
Но самый страшный, по мнению крестьян, грех совершает жадный староста Глеб, который за «горы золота» и вольную для себя сжигает завещание об освобождении восьми тысяч душ. Рассказ о крестьянском грехе повествуется Игнатием вслед за легендой Ионушки «О двух великих грешниках» и подтверждает мысль:
Велик дворянский грех!
Велик, а все не быть ему
Против греха крестьянского.
Нет греха тяжелее этого:
Все прощает бог,
А Иудин грех не прощается.
Ой мужик! Мужик! Ты грешнее всех,
А за что тебе вечно маяться!
Рассказ о старосте Глебе — предчувствие того, что вместо помещика власть в деревне постепенно начнет прибирать к рукам деревенский богатей. Гриша Добросклонов старается развеять горестные мысли крестьян, утверждая, что крестьянские грехи — лишь порождение крепостничества:
Змея родит змеенышей,
А крепь — грехи помещика,
Грех Якова несчастного,
Грех Глеба родила!
Конечно, в этом он прав. Но прав ли в том, что «Нет крепи — Глеба нового не будет на Руси»?
Крепостное право «калечит», делает из людей либо подхалимов, либо горьких пьяниц, разбойников, а хуже всего — предателей. Реформа 1861 года не улучшила положение народа, и недаром крестьяне говорят о ней:
Добра ты, царска грамота,
Да не про нас ты писана…
Но крестьяне уже понимают, что путь к счастью — это путь активного противостояния злу. Великим пафосом предчувствия народного счастья наполнена знаменитая песня «Русь», которая вершит все сцены и картины поэмы. Русский богатырь с его бесконечным терпением — вечная загадка для Н. А. Некрасова, но поэт верит, что
Рать поднимается —
Неисчислимая,
Сила в ней скажется
Несокрушимая!



spacer
«Люди холопского звания» в поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»