Раздумья о Человеке в пьесе М. Горького «На дне»

Пьеса Горького «На дне» ставит множество риторических вопросов. В ней раскрывается не только постепенное моральное «умирание» людей, попавших в тяжелейшие социальные условия, но и философские взгляды автора на различные проблемы. Без всякого сомнения, можно сказать, что одной из основных тем произведения является Человек.
На самом деле, кажется странным, что у обитателей ночлежки могут быть какие-то свои позиции относительно этой проблемы. Но они есть. Горький в своем произведении показывает нам страшный мир полной нищеты, беспросветного

страдания, мир людей, поставленных в предельно бесчеловечные условия. И именно в этом обществе рождается спор о Человеке.
Конечно же, носителями разных точек зрения можно назвать всех персонажей, но особенно хотелось бы выделить троих из них: Бубнова, Сатина и Луку.
Позиция Бубнова — это скепсис, фатализм. Этот герой всегда принижает человека. Он жесток, не желает сохранять в себе какие-либо хорошие качества, в нем нет ни капли сострадания. На просьбу умирающей Анны вести себя потише, Бубнов отвечает: «шум — смерти не помеха…». Он считает, что «все люди на земле — лишние…».
С точки
зрения Бубнова, именно на абсолютном «дне жизни» обнажается истинная сущность человека, с него слетает наслоение цивилизованной, культурной жизни: «…все слиняло, один голый человек остался». Видимо, тем самым герой хочет сказать о животной сущности человека. Бубнов видит в нем лишь низкое, эгоистичное, не желая принимать во внимание развитие общественной, культурной жизни. В этом случае можно считать значительной такую его фразу: «Выходит — снаружи как себя ни раскрашивай, все сотрется… все сотрется, да!» Опустившись на самое «дно», Бубнов уже не верит в человека, он занимает пассивную не только внешне, но и внутренне, позицию.
Хрестоматийными противниками в спорах о человеке принято считать странника Луку и Сатина.
Луку можно назвать гуманным человеком. Но что представляет собой его гуманизм? У него нет веры в человека. Для этого странника все люди одинаково ничтожны, слабы, нуждаются лишь в сострадании и утешении: «Мне — все равно! Я и жуликов уважаю; по-моему, ни одна блоха — не плоха: все черненькие, все — прыгают…»
Думаю, не будет ошибкой предположить, что на самом деле Лука считал, что реальное положение человека изменить нельзя. Можно изменить лишь отношение человека к себе и к окружающим, изменить его сознание, самочувствие, самооценку, примирить его с жизнью. Отсюда и утешающая ложь Луки.
Для каждого страждущего обитателя ночлежки у него находится доброе слово. Умирающей Анне этот герой рисует ласковую смерть-утешительницу, спокойную загробную жизнь. У Насти он поддерживает веру в существование студента Гастона и его роковой любви. Пьянице Актеру Лука рассказывает о бесплатной клинике для алкоголиков. Его философия заключается в том, что человека необходимо всегда поддерживать внутренней верой.
Наглядной картиной к этому является рассказ Луки о поисках праведной земли. В этой притче речь идет о том, что ученый, разрушивший веру в праведную землю у одного ее искателя, погубил этого человека: тот повесился после того, как рассеялась его иллюзия. Тем самым Лука хотел показать слабость человека в том случае, когда у того нет цели в жизни, хотя бы призрачной.
Нельзя отрицать, что Лука по-своему заступается за человека, его достоинство: «А все — люди! Как ни притворяйся, как ни вихляйся, а человеком родился, человеком и помрешь…» Защищая Анну, Лука говорит: «… а разве можно человека эдак бросать? Он — каков ни есть — а всегда своей цены стоит…»
Но все-таки, в первую очередь, позиция Луки заключается в том, что человек достоин жалости. Именно жалость и ласка способны вернуть запуганному, озверевшему от страха существу человеческий вид. Это герой подтверждает своим рассказом о встрече на даче с беглыми каторжниками: «Хорошие мужики!.. Не пожалей я их — они бы, может, убили меня… А потом — суд, да тюрьма, да Сибирь… что толку? Тюрьма — добру не научит, и Сибирь не научит… а человек — научит…»
Страннику Луке противопоставляется позиция обитателя ночлежки Сатина. Он говорит о свободном Человеке с большой буквы. Сатин считает унизительным сострадательный гуманизм Луки: «Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью…» Сатин осуждает и утешительную ложь: «Ложь — религия рабов и хозяев…», «Правда — бог свободного человека!», «человек — вот правда!», «Существует только человек, все же остальное — дело его рук и мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!»
Но что такое человек для Сатина? «Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет… в одном!» — убежден он.
Но романтической мечте Сатина о гордом, вольном, сильном Человеке противопоставлена реальность его жизни, его характер. Сатин — скептик. Он апатичен, пассивен в жизни. Протест этого героя заключается в призыве к «ничегонеделанию»: «Я тебе дам один совет: ничего не делай! Просто — обременяй землю!..» Сатин не просто был сброшен на «дно». Он сам туда пришел и обосновался там — ему так удобней. И вот герой уже обитает в подвале и пропивает и проигрывает свои возможности. Хотя от природы он наделен живым умом, способностью мыслить. Хотелось бы верить, что встреча с Лукой может как-то изменить его жизнь, придать ему больше активности, но мы понимаем, что этого не будет. Этот человек продолжит сознательно губить свою жизнь, он может лишь философствовать и бездействовать.
Кто прав? Кто не прав? Об этом судить крайне трудно. И ложь и правда хороши в свое время, ведь в различных ситуациях правдой можно как убить человека, так и дать ему стимул жить и бороться дальше.



spacer
Раздумья о Человеке в пьесе М. Горького «На дне»