Прав ли Базаров, утверждая, что «Рафаэль гроша медного не стоит…»

Известно, что герой романа И. А. Тургенева «Отцы и дети» отличался категоричностью суждений и полным неприятием всего того, что нельзя потрогать руками. Но мы знаем также, что Евгений Базаров был умным и довольно образованным человеком. Он мог, я думаю, если не принять, то хотя бы объективно оценить талантливое произведение искусства. Так кто же такой Рафаэль? Чем он знаменит? И, может быть, Базаров был прав, так уничижительно отзываясь о творчестве Рафаэля?
Рафаэль — итальянский художник периода Возрождения. Рано проснувшийся талант

позволил ему приблизиться ко двору, а позже служить римским папам и кардиналам. Он был почитателем античности. В Ватикане Рафаэль написал много картин с изображением великих людей и великих событий греко-римской истории. Кисти Рафаэля принадлежат такие картины, как «Дама в покрывале», «Афинская школа», «Портрет папы Юлия II», «Триумф Галатеи» и другие.
Но более всего этот итальянский художник знаменит своими полотнами на религиозные темы. Излюбленной героиней Рафаэля была мадонна. Для него дева Мария — это прежде всего воплощение преданной материнской любви и нежной женственности. Рафаэль
написал цикл картин, посвященных мадонне: «Обручение Марии»; «Мадонна в зелени», «Мадонна с щегленком» и «Мадонна-садовница»; «Мадонна Альба», «Мадонна в кресле» и, наконец, «Сикстинская мадонна».
«Обручение Марии» — одна из первых картин, посвященных мадонне. Действие на ней происходит не в храме, как было принято изображать до Рафаэля, а разворачивается перед ним, на фоне солнечного голубого неба. Природа тоже становится сопричастной представленному перед нами событию. На первом плане изображена сцена обручения Марии с Иосифом. В центре картины мы видим священника. Он сближает руки жениха и невесты, а Иосиф надевает Марии кольцо. За невестой находится группа девушек, за женихом — группа юношей с жезлами. Можно сказать, что они внимательно наблюдают за обручением. Но, мне кажется, подруги Марии больше понимают значение момента. Они, затаив дыхание, смотрят на руки молодых. На заднем плане картины изображен собор и группы людей на его ступенях. Еще дальше мы видим деревенский пейзаж.
Образы картины привлекают своей простотой и естественностью. Фигуры на первом плане очень изящны и пластичны. Глядя на центральные образы картины, кажется, будто они танцуют, радуясь совершаемому обряду. В то же время Мария и Иосиф серьезны и торжественны. Они осознают всю значимость обручения для их жизни — теперь они посвящены друг другу навеки. Мария склонила голову и внимательно наблюдает, как ее жених надевает ей кольцо. Над головой девушки мы можем рассмотреть нимб святости. Ее судьба уже предрешена и благословлена Богом в лице священника, обручающего пару.
Изображенный на дальнем плане картины храм красив и гармоничен. Он создает ощущение светлой радости и величия. Этот собор усиливает чувство светлой красоты и покоя, которым проникнута вся картина.
Во Флоренции Рафаэль создает цикл «Мадонн», лучшей картиной которого является «Мадонна в зелени». На этом полотне изображена молодая и очень красивая мать с младенцем Христом и маленьким Иоанном Крестителем. Персонажи картины расположились на лоне природы. Пейзаж, который служит фоном картины, отличается необыкновенной мягкостью, он проникнут настроением светлой радости и покоя. Природа подчеркивает основную тему «Мадонны в зелени» — тему материнской любви, светлой и безмятежной. Картину отличает мягкий лиризм и плавность линий, которые были свойственны кисти Рафаэля.
Одним из величайших созданий, посвященных деве Марии, по праву считается «Сикстинская мадонна» Рафаэля (1515 — 1519), созданная для церкви св. Сикста в Пьяченце. В живописи Ренессанса это, наверное, самое глубокое и самое прекрасное воплощение темы материнства. Для Рафаэля оно явилось итогом многолетних творческих исканий в этой, наиболее близкой ему, теме.
Вид на «Сикстинскую мадонну» открывается сразу, как только посетитель входит в храм. Из раскрывающегося занавеса, словно видение, ступает по облакам мадонна с младенцем на руках. Жесты святых Сикста и Варвары, расположенных по сторонам от Марии, приковывают внимание зрителя к святой деве. Это изображение производит потрясающее впечатление. Ты испытываешь священный трепет, восхищение и, то же время, покой и уверенность в силе Всевышнего.
Можно сказать, что главная фигура картины — мадонна — общается со зрителем. Через ее взгляд нам открывается душа молодой женщины. Глаза Марии широко раскрыты, но она смотрит мимо, как бы сквозь нас. В ее взгляде есть тревога и прозрение, как будто она знает о судьбе своего ребенка. В то же время мы чувствуем, что мадонна готова принести Христа в жертву, если такова воля божья. Переживания матери оттеняются образом младенца Христа. Он изображен художником по-взрослому серьезным и прозорливым.
Душевные переживания образов «Сикстинской мадонны» необычайно ярко воплощено в пластике фигур. Фигура мадонны кажется нам легко парящей в облаках и в то же время вполне земной, имеющей вес. В движении ее рук, несущих младенца, мы угадываем порыв матери защитить свое дитя. Но мы чувствуем и то, Мария понимает великую миссию своего сына, поэтому она несет его в жертву людям.
Итак, мы убедились, что Рафаэль — один из величайших художников в истории мирового искусства, создавший уникальные полотна. Они служат образцами для последующих поколений живописцев, ими восхищаются люди во всем мире. Лучшие полотна Рафаэля наполнены ощущением светлой красоты, покоя, гармонии, любви к Богу. Они заставляют зрителя духовно очищаться, становиться лучше.
Думаю, именно потому, что Рафаэль являлся великим художником и всеми признанным авторитетом в области классического искусства, Евгений Базаров отрицал его значение. Все мы помним неприятие героем «Отцов и детей» любых авторитетов. Можно сказать, что оценка Базарова касалась не творчества Рафаэля, а его статуса. Больше того, на мой взгляд, именно то, что герой «Отцов и детей» раскритиковал итальянского художника, говорит о том, Рафаэль является великим живописцем.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 5)

spacer
Прав ли Базаров, утверждая, что «Рафаэль гроша медного не стоит…»