Новые люди в “Что делать?”

Что же отличает “новых людей” от “пошлых”, типа Марьи Алексевны? Новое понимание человеческой “выгоды”, естественное, неизвращенное, соответствующее природе человека. Для Марьи Алексевны выгодно то, что удовлетворяет ее узкий, “неразумный” мещанский эгоизм. Новые люди видят свою “выгоду” в другом: в общественной значимости своего труда, в наслаждении творить добро другим, приносить пользу окружающим – в “разумном эгоизме”.
Мораль новых людей революционна в своей глубинной, внутренней сути, она полностью

отрицает и разрушает официально признанную мораль, на устоях которой держится современное Чернышевскому общество – мораль жертвы и долга. Лопухов говорит, что “жертва – это сапоги всмятку”. Все поступки, все дела человека только тогда по-настоящему жизнеспособны, когда они совершаются не по принуждению, а по внутреннему влечению, когда они согласуются с желаниями и убеждениями. Все, что в обществе совершается по принуждению, под давлением долга, в конечном счете, оказывается неполноценным и мертворожденным. Такова, например, дворянская реформа “сверху” – “жертва”, принесенная высшим сословием
народу.
Мораль новых людей высвобождает творческие возможности человеческой личности, радостно осознавшей истинные потребности натуры человека, основанные, по Чернышевскому, на “инстинкте общественной солидарности”. В согласии с этим инстинктом Лопухову приятно заниматься наукой, а Вере Павловне приятно возиться с людьми, заводить швейные мастерские на разумных и справедливых социалистических началах.
По-новому решают новые люди и роковые для человечества любовные проблемы и проблемы семейных отношений. Чернышевский убежден, что основным источником интимных драм является неравенство между мужчиной и женщиной, зависимость женщины от мужчины. Эмансипация, надеется Чернышевский, существенно изменит сам характер любви. Исчезнет чрезмерная сосредоточенность женщины на любовных чувствах. Участие ее наравне с мужчиной в общественных делах снимет драматизм в любовных отношениях, а вместе с тем уничтожит чувство ревности как сугубо эгоистическое по своей природе.
Новые люди иначе, менее болезненно разрешают наиболее драматический в человеческих отношениях конфликт любовного треугольника. Пушкинское “как дай вам Бог любимой быть другим” становится для них не исключением, а повседневной нормой жизни. Лопухов, узнав о любви Веры Павловны к Кирсанову, добровольно уступает дорогу своему другу, сходя со сцены. Причем со стороны Лопухова это не жертва – а “самая выгодная выгода”. В конечном счете, произведя “расчет выгод”, он испытывает радостное чувство удовлетворения от поступка, который доставляет счастье не только Кирсанову, Вере Павловне, но и ему самому.
Конечно, со страниц романа веет духом утопии. Чернышевскому приходится разъяснять читателю, как “разумный эгоизм” Лопухова не пострадал от принятого им решения. Писатель явно переоценивает роль разума во всех поступках и действиях человека. От рассуждений Лопухова отдает рационализмом и рассудочностью, осуществляемый им самоанализ вызывает у читателя ощущение некоторой продуманности, неправдоподобности поведения человека в той ситуации, в какой Лопухов оказался. Наконец, нельзя не заметить, что Чернышевский облегчает решение тем, что у Лопухова и Веры Павловны еще нет настоящей семьи, нет ребенка. Много лет спустя в романе “Анна Каренина” Толстой даст опровержение Чернышевскому трагической судьбой главной героини, а в “Войне и мире” будет оспаривать чрезмерную увлеченность революционеров-демократов идеями женской эмансипации.
Н” так или иначе, а в теории “разумного эгоизма” героев Чернышевского есть бесспорная привлекательность и очевидное рациональное зерно, особенно важное для русских людей, веками живших под сильным давлением самодержавной государственности, сдерживавшей инициативу и подчас гасившей творческие импульсы человеческой личности. Мораль героев Чернышевского в известном смысле не потеряла своей актуальности и в наши времена, когда усилия общества направлены на пробуждение человека от нравственной апатии и безынициативности, на преодоление мертвого формализма.



spacer
Новые люди в “Что делать?”